Кажется, это мой последний рейс.
Через полубак не выйти.
Это ясно.
Идея!
Вентиляционная труба.
Она ведь выходит на палубу.
Исключается.
Во-первых - решетка.
Решетку разберем. -Не сможем!
Да не в этом дело.
Подниматься пятнадцать метров по раскаленной трубе, ты соображаешь?
Серж, там... как это по-русски?
Аварийный насосный отсек.
Так, а дальше?
Выход воды. Значит, есть выход?
Так чего ж мы ждем, может оттуда нам удастся выскочить наружу?
А ну-ка, ребята, давай попробуем.
Темно.
Где же проход?
Сейчас нащупаем.
Сейчас-сейчас...
Вот.
Там трап.
Если люк не закрыт.
Пошли!
Лафет.
Вызываю первого.
Первый. -Докладывает капитан Земцов.
Буксировка проходит нормально, проверка связи. Прием.
Вас понял.
Здравствуйте! -Здравствуйте.
Ставлю Вас в известность, что приказом полковника
Камыгина, начальником отряда временно назначен я. - Мне это известно.
Ну, я пока не нужен, пойду дам радиограмму в Москву.
ЧП все-таки. И умоюсь.
Скажу совершенно искренне, я этого не добивался.
О чем со всей определенностью заявил полковнику.
По сути моего рапорта. -Полно, майор, сейчас не время и не место выяснять отношения.
Что касается пожара.
Танкер буксируется в море, на борту посторонних нет, сопровождает танкер капитан Земцов.
Понял Вас.
Давай.
Вот они.
Вроде вышли на финишную прямую. Последний рывок!
Здесь докрасна раскалилось.
Туда!
Запаялась, зараза, ничего не выходит. Дышать здесь нечем.
Скажите, пожалуйста, где
Вы выучили французский?
В Алжире.
Я работала там три года.
Понятно.
У Вас большая семья?
Мы живем вдвоем с сыном.
Ему шестнадцать лет.
Вы развелись с мужем?
Нет, он погиб.
Он был летчиком-испытателем.
Придется спуститься обратно, мы тут изжаримся. -Как обратно? -А вот так, обратно.
Через иллюминатор не выскочишь.
Ну?
И на палубу выхода нет!
Поль, это, случайно, не телефон?
Какой же я глупый дурак! Конечно, коммуникацион!
Алло, капитан Марсинель, капитан.
Марсинель! -Кто это?
Алло! Здесь четверо русских!
В чем дело, капитан? Откуда эти сигналы?