"Бьют по щеке - подставь другую, Не хватит щек - подставь хребет!"
И будем квиты без обману, И будет каждому свое.
Вам, сударь, гордость по карману, А мне... а мне дешевле без нее".
Хорошо поете, вам бы за это деньги брать.
Давайте! - Это вы мне давайте!
Ну хотите кроме задатка я вам еще тысячу рублей дам?
Тысячу рублей? Да мне за нее пять тысяч барыша дадут, стоит только свести да показать! Картину-то, думаю, не русский писал?
Русский разве этак ухитрится? - Две тысячи.
Пять! - Пять? У меня сроду таких денег не было!
Не было? Сейчас я расскажу, как мы охотимся на медведя.
Не надо. Не надо.
Ату его, ату!
Куда?
Мошенник! Разбойник!
По судам затаскаю! - Три тысячи.
Пять тысяч или картину. - Никогда!
Черт с вами! Четыре.
Она шестнадцать стоит. Так и быть, я согласен.
Слава богу. Давайте. - Сердце у меня чувствительное.
Что вы там бормочете? Где вы? - Я здесь.
Вот вам ваш задаток - пятьсот рублей, и еще сверху четыре тысячи.
Пропадай мой денежки. - Дело, кажется, хорошо обошлось.
По рукам? - По рукам.
Прощай. И помни обо мне.
Я тебя всю жизнь буду помнить.
Лизок, иди чайку попьем. Иди сюда.
Я не хочу чайку.
Я замуж за Налимова хочу, папенька.
Вот втюрилась.
Марш сюда!
Папенька, вы же в гости обещали.
Ну пойдешь, пойдешь. Марш! - Папенька, папенька. Папенька!
Куда этот гусар запропастился? Вот и верь людям.
От первого получил задаток пятьсот рублей.
Со второго получил тысячу пятьсот.
Итого: пятьсот и тысяча пятьсот - две тысячи рублей.
Отдал четыре тысячи - две своих приложил.
Абрек за картину дает шестнадцать тысяч, две своих - значит, картина будет стоить четырнадцать тысяч рублей.
Как хорошо надул дураков.
Думал ли я когда-нибудь, что за эту дрянь мне дадут четырнадцать тысяч рублей.
Папенька, папенька, да проснитесь вы наконец.