Извините, Иван Григорьевич, давно хочу Вас спросить, почему вы всем этим занимаетесь?
Чем занимаюсь?
Розыском? Да.
Ну, ладно я, для меня это профессия, а Вы?
Ведь здесь для работы железные нервы нужны.
А, что мне делать одинокому пенсионеру?
Пробовал играть в домино, не получается, скучно.
А если серьёзно? Ну, серьёзно, недавно мать нашла дочь,
25 лет искала, нашла. И вы знаете, что она сказала, когда увидела дочку?
Вот теперь и для меня кончилась война.
Вот так-то.
А я не знала, что вы один живёте, думала у Вас семья, дети, внуки. Была семья, а теперь один.
Давно?
Давно.
С 42 года,
8 января.
Простите.
Ищу сестру Вику, в моём личном деле сказано, что меня во время артобстрела кто-то привёл с улицы в детский приёмник.
Одно я знаю, что родилась в Ленинграде, потому что в детском доме в
Костроме, о нас говорили: Ленинградские дети.
Помню, что та улица, где я жила маленькой, называлась на букву "о", в нашем доме был магазин и на углу баня. Меня и мою сестру Вику, она была старше меня, в баню водила бабушка. Помню большую булавку на её платке.
Я потерялся на базаре, не помню, как я отстал от матери, но я перешёл железнодорожную насыпь, уткнулся в забор и заплакал.
Ко мне подошёл мужчина в фуражке, взял меня на руки и отнёс в детский дом, там меня выкупали завернули в одеяло и отнесли в комнату, где было много детей.
Лица матери я не помню, но мне, кажется, она была высокой, красивой.
Помню, когда я лежал в больнице, она приносила мне манную кашу в пол-литровой баночке.
Она часто пела песню
"темная ночь".
У меня всё время надежда, что я найду маму.
В детском доме я всё думала, что сейчас войдёт женщина и спросит, а нет ли здесь девочки,
Хлеборосовой Тамары?
А почему вы решили обратиться именно ко мне?
Благодарю Вас.
А мне сказали, что вы занимались эвакуацией детей из Ленинграда.
А, я детский врач и естественно, что я была с детьми.
Очки ещё не носите?
Да, пропади они пропадом, то теряются, то бьются!
Магазин, баня, улица на букву "о", куда же их увезли?
Кострома.
Мой-то район был
Октябрьский, в июне - августе 41года мы отправляли детей на Северный Кавказ:
Майкоп, Краснодар, а во время блокады, зимой 41 года и весной 42, через Ладогу в Ярославскую область.
Ну, Вы, конечно, помните, что это была за зима
41 года?
Мы с Мишей, моим коллегой, детей собирали по чердакам, по вымороженным, выстуженным квартирам, почти каждый день мы приносили в детдом не меньше 30детей.
Диагноз был один: последняя степень дистрофии.
Кое-кого не удавалось спасти, но тех, кого ставили на ноги, пытались по возможности, сейчас же эвакуировать.
Мне помнится, что с Петроградской стороны детей эвакуировали на Урал, в Челябинск или
Миас, а из какого района в Костромскую область детей отправляли, в пути ведь многое изменялось.
Извините, пожалуйста, как Ваше имя, отчество?
Валерий.
Как по отчеству?
Сергеевич.
А я -
Серафима Гавриловна
Платонова.
Очень приятно. Скажите, пожалуйста, в вашем управлении, кажется, хранятся старые планы города?
Можете ли Вы,
Валерий Сергеевич, дать мне одну справочку?
Какую справку, для какого учреждения?
Для личной надобности.