Не волнуйтесь, тут нет никого.
Как думаешь, кто в тебя стрелял? - Немцы.
Скорее всего немцы. - В лесу кто-то есть!
Возможно это следы одного и того же человека.
Тонкое, жизненное наблюдение. Лично мне этот след, ни о чём не говорит.
Да отпечаток немецкого сапога. Всего лишь! И не более.
А здесь они наверняка ступали по корягам.
Если бы один не наследил, ничего бы не осталось.
Но родник же не слышен и с дороги не виден.
Следовательно, сюда могли зайти люди только знающие лес или бывавшие здесь.
Или те, у кого есть карта. Родник наверняка обозначен.
У нас ещё есть Павловский!
С ним, конечно, много не ясного. Горбун тоже мутноват.
Почему он в хате молчал?
А потом следил за мной, догнал и всё рассказал. Чего он так боится?
Теперь Павловский!
Если он служил у немцев под Варшавой...
То как оказался здесь? Каким образом?
Но ведь он мог оказаться в лесу, во время передачи абсолютно случайно.
Вполне.
Да, но даже если он и не имеет к разыскиваемой нами рации никакого отношения всё равно он заслуживает внимания.
Всё это фактики в мире галактики.
Вчера они выходили в эфир из этого леса, неделю назад под Столбцами, а завтра?
Обнаружить в этом лесу место выхода, всё равно, что отыскать иголку в стоге сена.
Да, и потом под Столбцами мы разве не старались? Ведь носом землю рыли.
А толку?!
Две консервные банки и дырка от баранки.
А этот масивчик по-больше, по-глуше и засорён изрядно.
Москва неделю не может дать перехват.
Паша! Нужен текст.
Да, без текста мы будем торкаться, как слепые котята.
Текст будет сегодня или завтра.
А пока мы... должны найти место выхода и установить кто позавчера был в этом лесу.
Привет! Майор у себя? - Он занят!
А кто? - У него полковник. Замнач управления.
Вить! Помоги!
Надо срочно позвонить по ВЧ. - Извините, товарищ полковник.
Откроешь ему кабинет. - Понял, да!
Извини! Ещё, не в службу, а в дружбу. Разреши посмотреть следственные дела.
Тётенька дайте попить, а то так есть хочется, аж переночевать негде. Ну!
Скажи Синчели, пусть покажет. Только карателей и пособников.
Извини, начальство. Приходи завтра поговорим.
Ещё минуту.
Извини, ты на каменских хуторах горбуна Станислава Свирида знаешь?
Нет. И фамилия не встречалась. - А Павловского?
Какого? Один сидит у нас.
Это, старший, а сын? - У него два сына.
Товарищ майор! - Заскакивай завтра, а.
Спасибо.
Павловский Юзеф Карлович.
Моя жена осуждена за антисоветскую деятельность.
Мои сыновья действительно служили у немцев, на территории Польши.
Управление контрразведки фронта подполковника Полякова.
Значит так, что касается Павловского.
Павловский Казимир или Казимеж Георгиевич,17 или 18 года рождения, уроженец Минска.
По документам белорус.
Да, не густо.
Проверим по всем материалам розыска. Теперь, Павел Васильевич, относительно текста.
Генерал Егоров только что связывался с Москвой, дешифровки до сих пор нет.
Наши бьются пока без результата. Но обещают завтра или послезавтра.
Так что дожимайте лес. Да.
Горькие.
И спичка.
Свежая. Ещё что?
Вот, смотрите.
Ты что... думаешь они здесь развёртывали рацию?
Можете убедится. Забрасывали проволочную антену, а потом стягивали её.
Товарищ капитан! Сюда быстрее.
Я их видел на хуторе. У них был вещмешок.
Ветер тянул к хате и залаела собака. - Кулёма!