Олегович, ты где должен быть? - А где я должен быть?
На своем номере!
О, Господи. Да буду я на своем номере.
Нельзя на минутку присесть, позавтракать, что ли?
Ну что стоишь? Пошли! Охотнички.
К узьмич, К узьмич.
Стороной пошли.
Там камень. Камень. Туда распадок выходит. Распадок, понимаешь?
Встань там. Зверь - не дурак, он на тебя пойдет, и ты его...
Не, не, потом поблагодаришь.
Михалыч, подгоняй катера, уходим!
Все, упустили зверя. Через протоку ушел он.
Через протоку ушел зверь.
Да, туда.
Да, перебираемся.
Женя, мы что, охотимся на обезьян? - В России нет обезьян.
Я видел огромную обезьяну. Обезьяну!
Ну и что? Что делать, вернемся и будем ее ловить?
Я не знаю. - Ну тогда пойдем охотиться на лося.
К узьмич, Райво говорит, обезьяну какую-то видел.
У тебя что, снежный человек тут водится?
Какая обезьяна? Какой снежный человек?
Зверь уходит, лось! Давай в лодку!
Опять Семенов где-то бродит, мент поганый. Семенов!
Пока там тебе обезьяны мерещатся - лось уйдет.
Да ты загнул. У нас сапог таких не выпускают.
Вот самый большой.
Да ты думай, когда пули-то отливаешь.
Сейчас холодно. Кто голого на улицу выпустит?
Семенов!
Ну чего вы тут сидите-то? Кузьмич!
Зверь-то там вон в низинке. Как по лесу ломанулся!
Рога вот такие!
Ниже берите, товарищ генерал! Ниже!
В ельник не дай уйти, в ельник!
Есть!
Ну, завалили?
Ну что, видели как я его снял? Прямо в голову раз!
Ну да, конечно. Я его в упор бил. Я его и завалил.
Да ладно вам спорить, главное - взяли.
Хотя мой выстрел и был последний.
И все-таки мой выстрел был последним.
Да чего гадать? Сейчас спустимся и увидим.
Ну, орлы, завалили зверя.
О чем речь? Моя пуля его взяла. Моя пуля.
А я ему говорю, товарищ генерал, берите ниже.
Он - бах, и мимо. Бах - мимо.
Я уж потом сам стал стрелять. - Михалыч и мимо?
А меня это не удивляет. Я, кстати, давно за ним замечаю: не бьет зверя.
Не бьет зверя. Стрелять - он стреляет, но так, просто так.
Ну и чей выстрел был последний? - Мой. Мой, мой!
Мой выстрел! - Мой! Мой, мой!