Нет, я не смеюсь.
"Сад осьминога"?
Да, "Сад осьминога".
Лучшая песня "Битлз".
Почему ты не скажешь "Свинки"?
Ну ладно.
Я люблю Ринго Старра!
Никто не любит Ринго Старра.
Вот это я и люблю в нем.
ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ Хорошо смотрится.
Получает хорошие отзывы.
СЛАСТИ И ДУШ Знаешь что?
А это выглядит реально.
Почему ты меня спрашиваешь?
Потому что это была твоя идея.
Дай сюда руку.
Подожди секунду.
Хорошо.
Три-два-один!
Да, уровень улицы не настолько интересен, но Если ты взглянешь Дом Изящных Искусств.
Ребята, построившие это, Уокер и Айзен, это мои любимые.
Правда круто?
Мое любимое место.
Здесь?
Это твое любимое место?
Вот прямо здесь.
Почему?
Не знаю.
Трудно объяснить Ну, попробуй.
Ну хорошо.
Типа, это здание это Оно здесь с 1911 года.
А это "Континенталь".
Первый небоскреб Лос-Анджелеса.
Его построили в 1904 году.
А это?
Это?
Это автостоянка.
Да.
И это тоже автостоянка.
Это Да.
Много красивого, и здесь тоже.
Я не знаю Я просто замечали бы это почаще.
Если бы это был я, то То что?
Я не знаю.
Я бы я бы заставил их заметить.
А как бы ты их заставил?
Я не знаю.
Можно много чего было бы сделать.
Покажи мне.
Да ну, я ничего не знаю об архитектуре.
Хочешь, я тебе кое-что нарисую?
Да.
У меня нет бумаги.
Ну, у меня на руке.
Давай, мне нужна татуировка.
Ну, давай руку.
Вот это я понимаю.
Ну, здания должны быть лучше интегрированы, так что Тут можно улучшить освещенность.
Тут у меня беспорядок.
Ничего.
Для Тома Хэнсена, это был вечер, когда все переменилось.
Эта стена, за которой так часто пряталась Саммер стена расстояния, пространства, не обязывающих ни к чему отношений эта стена постепенно разрушалась.
Теперь Том был в ее мире в мире, который лишь немногие удостаивались увидеть своими глазами.
А Саммер была здесь, и она ожидала его в этом мире.
Его, и никого больше.
Ты когда-нибудь видел торнадо?
Нет.
Это и то, как зубы выпадают.
Я тоже!
Правда?
Ага!
Так странно.
Как у старика.
Что у тебя еще есть?
Землетрясения?
Правда?
Нет.
Знаешь, мне иногда снится, что я летаю.
Начинается так, будто я бегу очень-очень быстро.
Я, типа, сверхчеловек.
Почва под ногами становится каменистой и круто поднимается.
А потом я бегу так быстро, что ноги уже не касаются земли.
И я парю, и это чувствуется настолько удивительно реально.
Я свободна.
Я в безопасности.
Потом я понимаю что я совершенно одна.
А потом я просыпаюсь.
Слушая, Том начал понимать что это были не обычные истории.
Эти рассказы нужно было заслужить.
Он чувствовал, что стена рушится.
Он хотел бы знать, удалось ли кому-нибудь еще проникнуть так далеко.
Вот почему эти шесть слов все изменили.
Я никогда никому этого не говорила.
Ну, значит, я не кто-нибудь.
Так кто ты тогда?