Запасной игрок (1954)

Все цитаты, стр. 5

Вон он.
Саша. Саша. Саша.
Что такое, ну что такое. -Что?
Не слышит. -Ну, да.
Увлечен.
Саша.
Простите, молодой человек.
Молодой человек.
Гражданин.
Вы слышите меня, старика? -Ну конечно слышу.
Ах, простите, а я подумал, что он глухой.
Вас зовут ваши товарищи, а вы не отвечаете.
Простите. -Пожалуйста.
Разрешите представиться. Старый поклонник вашего таланта.
Дедушкин Иван Иванович. -Очень приятно.
Разрешите, провожу вас на палубу.
Пожалуйста. -Спасибо.
Ха-ха. вы знаете, пусть все думают.
У этого Дедушкина очень хорошая внучка.
Вот, сейчас вспоминаю стихи, которые я учил в гимназии.
Древнего римского поэта Вергилия.
И южный ветер тихо скрипя мачтами призывает нас в открытое море.
Вот-вот.
Прошу вас.
Извините.
Встретил знакомых, заговорили. Оглушили просто.
Вас заговорили? А нам с Васей показалось совсем наоборот.
Да, совсем наоборот.
А вот еще случай.
Почтовому чиновнику англичанину Тейлору было 134 года.
Он первый раз женился в 108 лет. -Сумасшедший.
Никогда не болел, чувствовал себя прекрасно.
Королева Виктория послала ему свой портрет с надписью.
За глубокую и беспримерную старость.
Это так взволновало старца, что он тут же умер от потрясения.
Говоря грубо, ориентировочно, так сказать приблизительно.
От радости не умирают.
Сокращают жизнь: а) уныние, б) малодушие, в) зависть, г) страх, д)...
Злоба.
Злоба. Если бы не спрашивали, сколько тебе лет, то жить можно.
Было бы сколько угодно.
Значит искусство продлить собствен- ную жизнь все-таки существует.
Ну, в какой-то мере больше наука.
И конечно искусство. вы знаете, я это чувствую по себе.
Вот я достиг настоящего своего возраста.
Исключительно благодаря искусству.
Это, так сказать, грубо, ориентировочно, приблизительно.
Нет, говорят, совершенно точно. Большое искусство, друзья мои.
Это когда пожилой человек работает творчески.
Вдохновенно, радостно, вы знаете ли, с песней.
Вот, кстати, о песне. Сколько у нас песен?
Да. -Много песен.
И все они о юношах, о молодости, верно, о пионерах.
А где, позвольте вас спросить, песни для пожилых людей.
Ну. -А?
Нет такой песни. -Как это нет?
Ну, вот, возьмем. -Вот возьмем, возьмем...
Счас, счас...
Действительно, нет! Действительно, нет!
Что же получается, друзья мои?
Вот, работает, скажем, солидный пожилой человек.
Ну, директор фабрики, или старый мастер, или колхозник, бухгалтер.
Ну хочется ему себя чем-нибудь подбодрить.
Ну чем обычно подбадривают себя русские люди? Песней.
Песней. Песней.
И вот он начинает что-нибудь себе такое, музыку себе ставить.
Или намурлыкивать какую-нибудь песню.
Но про что, позвольте вас спросить.
Про футбольного "Эй, вратаря", про "Одинокого гармониста".
Про "А ну-ка девушки".
Я... вы знаете ли, я пробовал заменить и вместо этого напевать.
А ну-ка дедушки! А ну-ка бабушки!
Получается грубо, приближенно, как говорит товарищ Звягин.
Одним словом, друзья мои, нет песен для стариков. Нет.
Вот пенсия есть. Вот-вот-вот. Пенсия есть. А песен нет.
Ведь старик это завидное, это почетное звание.