Богдан!
Богдан!
Чего не отзываешься? Я его зову, зову...
Слушай, а кто отец у Кота?
Конструктор какой-то.
Его на ЗИМе личный шофёр возит с охранником.
Важная шишка, значит.
За таким папашей, как за каменной стеной.
Во сколько натырил!
Катьке с Валькой. Они таких в жизни не жрали.
Слышь, Володя, а давай на целину махнём, а?
Не, матери помочь надо. На отца надежда плохая.
Катьку с Валькой на ноги поставить.
Я работать пойду. - Будешь оттуда деньги присылать.
Не, я Москву люблю.
Никуда не хочу. Дома хочу.
Эх ты, Вовка, скучный ты.
Слышь, Вовка, ты что-нибудь понял с этим пространством?
Каким пространством?
Ну с пространством... Где оно начинается, где кончается...
И чего там дальше за ним?
Да и время тоже непонятно.
Когда оно началось? Когда кончится?
А может, это от материи.
Вот сейчас прыгнуть туда... и сразу всё поймёшь.
Поспать в воскресенье не дадут.
Что такое? - Баба Роза уже умерла.
Дела... - Ну что ж, пожила, слава Богу.
Вот ведь старуха! Как пообещала, так и сделала.
Вить, дай тридцатку. У меня послезавтра получка.
Чего с утра пораньше? - Ну помер же человек, помянуть же надо.
Чего?
Свинья всегда грязь найдёт.
Это верно. Ну-ка, ё-к-л-м-н...
И как ты с ним только живёшь, Вера.
Больной он. Два ранения, контузия.
Контузия. Все воевали. Вся страна, понимаешь...
Кто? Ты воевал, сука? - В Алма-Ате.
Ой, господи. Вот так живёшь, потом хвать и нет тебя.
Рыбу надо делать. - Обойдёмся без тебя.
Пошли. Гаврош угощает.
Пошли, что ли.
Когда с тобой мы встретились, черемуха цвела, и в парке тихо музыка играла.
А было мне тогда еще совсем немного лет, но дел успел наделать я немало.
Лепил я скок за скоком, а на утро для тебя швырял хрусты налево и направо...
О! Здорово, казаки-разбойники!
Садись, Роба. Проходи, Богдан.
(Женщина): Как? Как зовут, не расслышала? - Володя.
Да не тебя. Тебя.
Роба.
Роба! - Роберт.
А-а, Роберт! (Блатной): На малолеток глаз кладёшь, милка.
(Блатной): А ты не тушуйся, Роб. Выпить хочешь?
Ваше здоровье.