Извиняйтесь и катитесь!
Жизнь всем гарантирую! - Ой, какой большой!
А я вам, многоуважаемый шкаф, гарантировать ничего не могу.
Из соображения спортивной этики, предупреждаем: мы каратисты.
У него чёрный пояс. Это вам о чём-нибудь говорит?
Ага. Чёрный пояс получит первым.
К вашим услугам.
Пожалуйста! Ну, зачем?
Господи, Боже мой. Сейчас, сейчас, ещё немного осталось.
Мама!
Убили!
Кто бы его убивал, если бы нос не совал куда не надо!
Осторожно!
Ничего, сейчас мы его нашатырём. - Не надо.
Голову подержите кто-нибудь! - Нашатырём не надо.
Это вы.
Настя?
Настя.
Настя, приподними немного голову!
Колобков, ты что-ли?
Михал Михалыч, я.
Что с тобой? - Это не важно.
Я вам звонил, но вы уже выехали.
Я хотел сказать, что ехать не надо.
То есть, как? А что случилось?
Объект сносить нельзя.
Что?
Ты, знаешь, ты, наверно, на солнышке перегрелся, или... Что у тебя с головкой?
Я же сказал, Михал Михалыч, не в этом дело.
Главное, мы не должны сносить.
Граждане, товарищи! Что вы, понимаете, сотворили с нашим молодым специалистом?
Это же его первый объект. - А вы извините.
Но, может, вы сначала представитесь?
А я начальник Ясногорской передвижной механизированной колонны,
Зуев Михал Михалыч.
А это наш инженер, Колобков.
Раньше времени прибыл. Приехал сюда согласовать документацию.
Ну, я вижу, уже согласовался!
Михал Михалыч, ну, причём тут это?
Лучше расскажите, за счёт чего будут расширять Дом отдыха?
Как за счёт чего? Сам знаешь, за счёт старой танцевальной... площадки.
Этой что-ли?
Ну, как же так?
Вы всё знали и молчали.
Знал, но я не представлял, что она для вас всех, танцплощадка, значит.
Она ведь на генплане всего маленький, какой нибудь, синий квадратик.
У нас таких объектов по побережью десятки.
А теперь понял.