Городочек у нас маленький.
На этой топталочке ещё наши бабушки и девушки танцевали, знакомились, и нам потом рассказывали.
Мне бабушка даже показывала фокстрот.
Это они в 30-е годы танцевали.
А ещё бабушка рассказывала, здесь прощались, когда на войну уходили.
Никто никого не предупреждал, всё как-то само собой получилось.
Все собрались после военкомата.
И девушки плачут, парни - молчат.
И все танцуют прощальное танго.
Два шага налево, шаг направо.
Товарищи! Общее построение!
Стройся!
А дедушка с войны вернулся раненый.
У нас тут большой госпиталь был.
И после Дня Победы раненые собирались на скамеечках.
Кто мог - танцевал, и даже кто не мог.
Ура!
Ой!
Ах, ты, шпана несчастная!
Ой!
Это вы?
Где я? - вы здесь, со мной.
Простите, я не хотела!
А что вы ищете? - Очки.
Куда-то улетели.
Ничего, потом найдутся.
Что вы у нас будете строить? - Новый корпус Дома отдыха.
Приехал раньше строителей, уточнить документацию.
Только для этого... - Что «для этого»?
Танцплощадку нужно снести.
Саша, вы рады? - Я счастлива!
Сколько писали, сколько говорили!
Наконец-то снесут эту заразу!
От неё уже ни сна, ни отдыха.
Саша, скажите, а у вас с танцплощадкой связано что-то личное?
Извините.
А вы давно здесь живёте?
А я в этом городке и родилась.
Меня все даже за пацана держали.
Это я всё для папы.
Он очень сына хотел.
Я родилась, он меня Сашей назвал.
Получились три девочки, три сестры.
Ну, счастливо!
Ну, что ты всё время маешься?
Только бегаешь за Настей повсюду!
А Настя у Катьки ночует.
Свадьбу помогает готовить с девчонками.