Я сейчас. Вставай, держись за меня.
Вставай...
Это кто?
Тебе надо уехать отсюда, сегодня же. Только не днем, уедешь - вечером.
Тебя может спрятать эта женщина у себя в подвале.
В полночь она приедет сюда на такси.
Мне надо повидаться с Легрэном. - Я помогу тебе, но не сегодня.
Вот это тот самый день - день рождения Черчилля.
Уже после войны я прочитал несколько книжек об этом покушении, как ни странно, в них кое-что оказалось правдой.
Но все они грешили одним: принимали ложные варианты за подлинные.
Никто даже не догадывался, что существует еще один вариант - я.
Это была единственная реальная опасность для "Большой тройки".
Ателье Мустафы. - Понял.
Я прошу у Вас пять минут, только пять. - Нет.
Все было в порядке, камера работала, очевидно что-то произошло во время проверки.
Я не могу. - Такие события не каждый день происходят.
Хорошо. Даю не больше 5 минут. - Благодарю. Это по пути, ателье Мустафы.
У меня неприятности. Камера испортилась.
Камеру. Подождите там.
Все в порядке, она работает.
Попросите всех выйти из машины. - Прошу всех выйти из машины.
Положите аппаратуру. Можете курить.
Господин Пью? - Да.
Мы хотели бы проверить Вашу камеру. - Ее только что проверяли.
Мы бы хотели проверить ее еще раз. - Но там внутри пленка.
Не беспокойтесь, у нас есть для этого специальное помещение.
Откройте камеру. - Но здесь слишком светло, я засвечу пленку.
Откройте камеру.
Руки за голову! Вперед!
Что вы здесь делаете?
Что вы улыбаетесь?