Ну как ты жил все это время? - Жил сытно, в достатке, но это была жизнь дождевого червя.
Потом меня позвали. Наши люди нашли меня и позвали.
А ты? - Нет, я не изменял своему делу.
На убийство, особенно политическое, всегда был спрос.
А в последнее время оно так вошло в моду, что от некоторых предложений приходилось отказываться. Времени не хватало.
Потом ко мне перестали обращаться.
Кому нужен старик, когда так много молодых?
Отпусти меня.
Отпусти меня, а? - У нас мало времени. Идем.
Я хотел тебя спросить из любопытства, куда ты исчез тогда в Тегеране из этого каната, ведь ты был в двух шагах от английского посольства?
Я профессионал, а не самоубийца. Уже там, внизу, я понял, что мне конец и ушел через запасный ход.
Знаешь, до сих пор не могу понять, как они пронюхали про канаты?
Руки!
Рукопись.
Господин Шернер, раз уж мы встретились, один вопрос: зачем нужен был захват самолета?
Ведь до Вашего освобождения из тюрьмы остался всего месяц.
Если бы остался час, я все равно бы освободился сам, чтобы доказать вам, что мы еще сильны.
Простите, я Вас жду, месье. - Я не принимаю сегодня.
Я иностранец, приехал издалека. Я по поводу книги. Меня интересуют подробности.
Никакой рукописи уже нет. - Но я мог бы встретиться с автором?
Автора тоже нет, он умер. - Его убили?
Он умер. - А киноматериалы? Я видел их в Лондоне.
Ничего нет больше. Негатив тоже уничтожен.
Что ж, остается память. - Что вы имеете в виду?
Память. Обыкновенную человеческую память. Она надежнее всего. Прощайте.
<<Назад | Стр. 11