Я буду 20-го. Вышлите мне машину.
Обо всём я уже договорился.
Понял меня?
Так, пишу.
вы кто ему будете? Жена? - Нет, просто знакомая.
Что вы имеете в виду? Раз начали - договаривайте.
Вас как зовут, простите? - Меня? Тамара Васильевна.
Так вот, я ничего не имею в виду. Просто не люблю вмешиваться в чужие дела.
Может, вы намекаете, что он безалаберно живёт?
Странная вы женщина. Я ни на что не намекаю.
Или вы намекаете, что он неуравновешенный человек?
Что даже из института его за это исключили?
Так знаете, он был прав.
Этого Фомичева, которому он нагрубил, его и сейчас все студенты ненавидят.
Даже если он тогда совершил ошибку, но он правильно говорил.
Заслуга не в том, чтобы не совершать ошибок, а в том, чтобы вовремя их исправлять. Вот так!
Что же не исправил? - Миленький мой! Началась же война!
Что вы говорите?! - Да!
Только я, между прочим, тоже воевал.
Только я после фронта жевал пшённую кашу без жиров, по ночам грузил капусту на вокзале, и с дубовой башкой сидел на лекциях, а он...
Что он? Что он?
А зачем ему это было нужно? Три года вкалывать.
Институт он так и не закончил. - Как?
Не закончил. - Как?
Вспомнил, что у него были к спорту задатки, заработал себе какую-то бляху, оставил несколько зубов на этом... Ринге.
Потом и к этому остыл. Завербовался куда-то на север.
Что с Вами?
На север?
Ах, ну да, на север!
Он мне говорил, я ничего не поняла.
Ну, конечно! Конечно, на север!
Извините, ради Бога, извините.
Знаете, я ведь, в сущности, живу одна. В будни ничего.
Работа у меня ответственная, интересная.
Всё время чувствуешь себя нужной людям. Понимаете, прекрасно!
А вот в праздники плохо. Никуда идти не хочется.
Вот так едешь в трамвае и думаешь: ехать бы и никуда не приезжать.
А домой придёшь... Пол чистый, всё натёрто, замечательно...
Ещё хуже делается. Расшвыряешь все вещи по комнате.
А потом приходится опять их собирать, наводить порядок.
Можно я от Вас позвоню? - Я телефон принесу. У нас ремонт.
На север! Ну как я этого не поняла?
Слава, это я. Ко мне никто не приходил?
Славочка, Александр Петрович ещё здесь. Понимаешь?
Александр Петрович ещё не уехал. Он мне очень нужен по личному делу.
По какому вопросу он тебе нужен?
Том, я же сказал тебе: уехал Александр Петрович, уехал!
Тома, я тебя запру, как помешанную, поняла?
Ладно. Ну, извини. Ну, всё, всё.
Ну, есть, сделаю. Всё. Хорошо. Передам.
Пока, Тома! Пока!
А ты красноречиво описал...
Сволочь ты, всё-таки!
Ну, кто тебя просил рассказывать свою биографию?
Какое ей дело: главный ты или не главный? Да ещё в Подгорске!
Почему ты не сказал, какая у тебя зарплата?
Сколько баб у тебя было?