Он бы мог помочь, да я против этого.
Сейчас все не самостоятельно хотят.
Нельзя с этого жизнь начинать.
Вот я с этого и не начала.
Постой!
Ты что так со мной разговариваешь?
По-моему, с тобой что-то случилось, да?
Да.
А откуда вы знаете?
Вижу.
Удивляюсь тока как я раньше не заметила.
Я прежде у такого доктора работала.
Пациент входил, и доктор этот по лицу определял, что за болезнь.
Так вот и я, как тот врач, срок могу указать и кто будет - мальчик или девочка.
Вот только от кого не скажу.
Положи на место, это нельзя трогать.
Слышишь? Не трогай.
Идем-ка наверх, поговорим.
О чем мы будем говорить-то?
Придумаем о чем.
Ты опять поступать будешь?
Не знаю.
Ах, вот ты зачем ко мне пожаловала.
А я от этого не лечу.
Я не за этим.
Сейчас поговорим.
О чем?
Придумаем.
Слушай, что-то я тебе здесь никого подобрать не могу.
Кто же это, а?
Разве что наш директор.
Ох...
Не угадали.
Варя! Варя!
Ну что там случилось?
Варя! Господи...
Телеграмма!
Давай сюда.
Без очков ничего не вижу.
Прочти ты.
Буду в четверг.
И все? - Все.
Вот здесь вот у него язвочка, и не заживает.
Ну у него, значит, спрашивают:
"Что такое, что", а он рассказывает такую историю...
Тери! Тери!
Вот обрадовалась, слушай...
Ну вот какая история.
Значит, дело было на границе с Афганистаном.
Ну от я не знаю вот как там называются там такие... ну змеи, змеепитомники или серпентарии, как-то вот называются... - Церпентарии.
Вот. Ну значит, один товарищ, шел он так вот по этой, значит, пустыне, не пустыне и провалился.
Яма.
Высокая.
Небо в копеечку.
Ну, наверное, бывший колодец, понимаешь?
Ну, значит, смотрит стенки гладкие, вот как это весло.
Ну не выбраться.
Ну, значит, он перепугался, так... сидит там потом стал от отчаяния вот этот вот песок ногтями скрести, понимаешь.
Лестницу делать, чтоб выбраться.
И просидел он там сутки, вторые, третьи.
Есть нечего, пить нечего, отчаяние его значит обуяло.
И вот однажды утром, смотрит вверх... и вдруг... раз, сверху змея.
Эта... очковая.
Он в стенку втиснулся и понимаешь, не шевелиться.
Она раз, раз, раз по стене так вот его обвила и тут вот лягла.
Тепла искала, понимаешь.
Ну он, значит, с перепугу всю ночь сидит не двигается.