А ведь мой Мухтар еще умеет приносить газеты.
Газеты должен носить почтальон.
Только посмей меня вымазать своей жирной мордой. Лежать!
Он шел рядом с ней, гордо вскидывая лапы. Сытый, счастливый.
И только бдительно посматривал по сторонам: "Не грозит ли ей какая-нибудь страшная опасность?"
Ведь именно ее он защищал сейчас от врагов. Нападавших с палкой, с тряпкой, с пистолетом.
Заинька ты мой.
Хороший ты мой пес.
Сидеть!
Берегите его.
Ну что?
Познакомился с человечеством?
Так началась его служба в милиции.
Дурень ты дурень, Мухтар.
Злобная собака.
Обыкновенный ты пустобрех! Да-да.
Ну разьве это дело, лаять на своего проводника?
Посмотри на кого ты похож?
Нечесанный, немытый.
Шерсть дыбом.
А еще называешься "служебно-розыскной пес".
О! Посмотри на Дона!
Посмотри. Хоть и старик, какой франт!
И дисциплина у него будь здоров.
И внешний вид.
И выправка.
Так-то он, конечно, кобелек посредственный, халтурщик!
Намаешься с этим псом.
Шестые сутки уговариваешь.
Злобу у него надо снимать.
Слушаться тебя не станет.
Полюбит, так послушается.
Любви у собак не бывает. Есть рефлексы.
Их и надо отрабатывать.
Да ну тебя! Скучно.
Ха! Современному человеку наука не может быть скушна.
По науке, Дуганец, мы с тобой состоим на 70% из воды.
Тебе это интересно? - Разумеется.
А мне нисколечко.
Ну, а собака тут причем?
А притом.
Бывай здоров, через год встретимся. Посмотрим.
Дон! Вперед.
Обессилев от голода, он ел сейчас тайком.
Ему казалось, что он ворует еду.
А это было менее позорно, нежели принимать пищу из враждебных рук.
Здорово, Саша! - Здравствуй. Как дела? - Порядок!
Я-то тут причем? Вот ты ему и скажи. - Ну и скажу!
Чего ворчишь, Антоновна? - Да кастрюль не напасешься!
Где ж это видано, чтобы у одного пса пять штук валялось?
О! выламывается!
Пока посуду не сдаст, ни грамма у меня не получит.
Ага!
Поел, брат?
Вот это другое дело.
Ну, что, Антоновна?
А ты ругалась.
Не спится, Мухтар?
А на новом месте всегда не спится.
Пока обживешься.
Пока привыкнешь.
Я и сам такой.
Ну...
Ты, главное, не грусти.
Нашел о ком грустить.
Не стоит она твоих слез, Мухтар.
Ей богу не стоит.
Ты лучше поешь.
А?
И тоска пройдет.
Ну, кушай.
Ну, ешь-ешь.
Ну, чего стесняться? Я ж свой человек.
Ну, чего боишься?