Горько, горько, горько, урааа!
У тебя склерозу нету? - Склерозу? Конечно нет. Есть немножечко-немножечко маразма.
Эй, чего заснул?
Я почему-то так и подумала, что ты поехал сюда.
Я за письмами пришёл.
Они же мне с Дальнего Востока сюда пишут.
Ну понятно. - Вот и взял из ящика.
А ты чего здесь? - А мне здесь к портнихе надо было. - А я уж думал, не шпионишь ли ты за мной?
Ты был у Нины? - Нету их дома.
Моя бывшая жена вроде в больнице.
В какой не знаешь? - Нет.
Ну что же ты не спросил у соседей?
Пойди, спроси.
Ну что, не узнал?
Я и сама себя не узнаю.
Что с тобой?
Врачи говорят, не железная я.
На возьми вот, вроде сладкие. - Спасибо.
Я умоляю тебя, не приходи ко мне больше.
Я не могу, не хочу видеть тебя.
Ну ты пойми, Танюш... - Ты противен мне.
Эти яблоки из твоих рук... убери.
Убери!
Неужели... Неужели ты всё...
Неужели ты всё совсем забыла?
Нет, я ничего не забыла.
Я умоляю тебя, уходи.
Будь человеком!
Да.
Какая аптека?
Какая к чёрту аптека? Сама ты аптека!
А вдруг что-нибудь срочное?
А на кой он нам нужен тот телефон, чтобы ты следила за мной?
По 40 раз звонишь на работу, проверяешь когда пришёл, когда ушёл...
Доверяй но проверяй, да?
Ты не любишь меня, не любишь!..
А может быть тебя гнетут воспоминания?
Как Татьяна, не знаешь?
Не знаю и не интересуюсь.
Странно.
А что же тут странного?
У меня же вон есть жена!
Ты письма прочитал?
Это Самура.
Жёлудьков пишет, мой дружок по армии. - А что он пишет?
Что-что?
Их теперь перебрасывают на Байкал, железную дорогу строить.
БАМ, туда уже тысячи едут людей.
А я всё здесь путаюсь в этой ерунде.
Я же всё это первый придумал!
Это была моя, моя мечта-идея была.
И я же остаюсь вроде как не при чём!
Ну что же, Коля, поедем.
Я готова бросить всё и поедем.
С тобой?
Да я же не сумасшедший.
Ты очень похож на сумасшедшего.
Становишься похожим на сумасшедшего.
Ну что с тобой?
Слушаю вас.
Вы, доктор, поймите пожалуйста.
У него бессоница, раздражительность.
Он, понимаете, как бы не находит себе места.
Ну, словом, нервы.
На что жалуетесь?