А я конечно сразу всё сообразил и говорю: у нас человек заболел и бригадир тебя на замену поставил, понял?
Что мне с тобой делать, Николай?
Ты же нам все показатели испортил.
На мойку.
Или к метле приставить.
Отстранить от линейной работы!
Да ты что, что ты?! Ставить прогул такому человеку... Это что же получается?
Нет-нет-нет, это что же такое?
Хорошо, если повесить успеем.
Фотограф твой портрет недоделал.
Ну и хорошо!
И не надо! Прогул так прогул! Надо всё
Мне благодетелей не надо!
Ты что, ещё и харахоришься!?
Да не жалейте вы меня!
Кто тебя жалеть будет, если ты сам себя не жалеешь? Ну вот что.
Пусть идёт сейчас домой, вот так и всё.
Давай метлу! Всё равно.. - Это ты брось!
Это что это значит: всё равно?
Тебя сейчас возьмёт за жабры Татаринцев.
А причём тут Татаринцев? - А при том!
Уже штаб дружины отрапортовал, из милиции звонили в управление.
Коля, бросай-ка.
Иди-ка сюда, я тебя почищу.
На, побрейся.
Ты главное не опаздывай.
И вот, слушай внимательно.
Что он будет говорить, Григорий Валерьянович.
Не перебивай ни в коем случае, понял?
Будет ругаться - молчи. - Эй, Журченко, когда на рыбалку будешь записывать?
Вот таких вопросов не задавай.
А самое главное, отдохни.
Лишнего не болтай, ну ты понял?
Понял. - Всеё. Признавай и признавай, и признавай.
А то есть дураки, начинают спорить: "Я - не я, и лошадь не моя".
Ты признавай. Открой рот. - Чего?
Рот говорю открой.
Только на меня не ссылайся. - Имей ввиду, плохие слухи про нас быстрее доходят.
Да.
Быстрее чем хорошие.
Правильно? - Чего правильно?
Ну правильно вы говорите.
Тебе что, жарко что ли? - Ага.
Ну рассказывай, что там случилось?
Мы же тебя хотели выдвинуть, рассчитывали на тебя.
А ты просто подводишь нас. - Признаю.
Чего ты признаёшь?
Ну а что же я с вами спорить буду?
Если всё объяснять, так это длинная история.
Коротко не скажешь. - Ну и что что длинная?
Там же люди в приёмной по делу пришли.
А ты, значит, не по делу?
У меня вроде того, что личный вопрос.
Давай ты первый. Давай, давай.
А почему я? - Иди.
Он просил обождать.
У него важный разговор.
У меня ведь, дорогой товарищ
Касаткин, нет возможности говорить с каждым водителем, даже если бы я хотел.
У меня вас 1300 человек, а я один!
А вот тебя я позвал. Как ты думаешь, почему?
Ну так письмо насчёт меня было.
Рапорт.
Не угадал ты, Касаткин. Не угадал.
Потому я позвал тебя, товарищ мой Касаткин, что ты в последнее время был у нас лучшим водителем.