Он пишет, что у него разболелись глаза. Умоляет вернуться.
Твой муж немец?
Нет, это у него, кажется, дед был немец.
А сам он православный.
Это хорошо, что я уезжаю. Это сама судьба.
Как же мне жить теперь?
Вернусь домой, как выгляну в окно, а там серый забор.
Длинный серый забор с гвоздями.
Тяжело.
Ничего, это пройдет.
Да, вы правы. Это пройдет.
Это должно пройти, должно.
Ну, дайте я погляжу на вас. Погляжу еще раз.
Вот так.
Я буду думать о вас, вспоминать.
Ну, Господь с вами, оставайтесь. Не поминайте лихом.
Мы навсегда прощаемся.
Это так нужно, потому что вовсе не следовало встречаться.
Вы такой добрый, редкий, необыкновенный человек.
Ну, Господь с вами.
Поберегись!
Пожалте!
Пирожки с ливером!
Горячие! Горячие!
Митя! Дай я тебя поцелую!
Пешком ходишь, молодец. А я вот на извозчике.
Что нужно делать, чтобы похудеть?
Я сам вчера в клубе съел целую селянку на сковородке.
Селянку! В четверг у тебя ужинаем, ты не забыл?
Не опаздывай, самого Любомирова ждем.
Да, а как твоя ялтинская, с собачкой?
Покрылась туманом. - Так, так.
Сходиться с женщиной - это просто. А потом хлопотно.
Особенно для нас, москвичей, тяжелых на подъем.
Вот именно.
Сатана там правит бал! Там правит бал!
Браво!
Вы талант. Давно не испытывала такого наслаждения.
Какая экспрессия! Какая сила!
Я ее обожаю! Я ее обожаю!
Димитрий, не считаешь ли ты, что детям пора спать?
Извините.
Спокойной ночи. Половина десятого.
Папа! - Наташа.
Спокойной ночи.
"Стрекоза и муравей".
Попрыгунья стрекоза лето красное пропела,
Оглянуться не успела, как зима катит в глаза.