Корабль подойти не может.
Что?
Мама, какой юг?
Тут снег лежит.
На мор-вокзале.
На мор-вокзале переночую, говорю.
Всё!
О, господи!
Ну что?
Что?
Простите, пожалуйста. Мы абсолютно не понимаем:
"Зачем интеллегентному человеку ночевать на мор-вокзале?"
Давайте познакомимся?
Это Витя. Мой друг, Витя.
Чего вы так шарахаетесь?
Возможно, Вас смущает, что он негр?
Так это пустяки!
Он наш негр. Советский, социалистический.
Можно сказать, вы видите перед собой негра новой формации.
Не Майкла, не Джо, заметьте, а Витя. Прямой срез леди Танда.
Ведь, правда, ты Витя?
Да. Я Витя - ты, ведь, не Майкл? Не Джо?
Я вам хуже историю расскажу.
В Ленинграде поймали иностранца, который вез в СССР чемодан с гадюками. А Вас, простите, как зовут?
Алика! -Странное имя...
Чего странного? Дурацкое имя, вот и все.
Мама хотела назвать Александрой, а отец Ликой, сошлись на среднем - получилось: Алика.
Дикость. Как, впрочем, любой компромис.
А море зовут "черное"...
Вот это жилище! Вот это гостеприимство!
Мам, спокойно, это со мной.
Мама Тома, здрасьте!
Здравствуй, Витя.
Здравствуйте.
Глядите, какую вам чудесную "жиличку" привели.
Я только на одну ночь, удалиться от шторма.
Пройдите.
Ванна чистая, белье свежее, сетка "панцирная", одеяло пуховое, телевизор "КВН".
Всё стоит три рубля.
Хорошо.
Сними рубашку, я тебе сейчас постираю.
Держи.
Спасибо, большое.
Ну, все?
Мавр сделал свое дело, мавр может уходить.
Да что ж это такое? Опять на ходу хватаешь?
Чего хватаю? Молоко пью!
Молоко пью...
Пойди поешь по человечески.
Я тебе все на столе оставила.
Вечно хватает!
Гастрит уже есть, язву наживем.
"Земля моя, страна моя!
Ты самая любимая!"
Мама... Звезды...
Ты че там делаешь?
Смотри, кошка!
Тащи ее сюда.
Смотри, глаза в темноте светятся!
Вы со своим другом очень смешная пара. вам в цирке выступать можно.
У него негр кто?
Мама? Папа?
Папа. Он был народным героем Анголы.
Жалко папу.
Погиб в застенке.
А тебя как зовут, Бананан?
А что за песня? Твоя?
Моя. Че-то не бьют...
На самом деле, я ночным сторожем работаю в театре.
Пей, пей.
У нас там отличный зал.
Записал-прослушал.
Стер-снова записал. Хочешь, можем на пару что-нибудь сочинить?
По дороге из Шварцвальбургхауза в Гримингсвилингер, а в Германии значительность города стоит, как правило, в обратной зависимости с величиной его имени, в небольшом трактире остановился великий Гете и был вынужден прожить в нем три недели. Держи.
Это зачем? Будешь освещать нам путь.
Так вот, отправившись на прогулку по живописным окрестностям совершенно необжитой местности...
Не горит что-то у нас.
он, по возвращении в трактир, к своему удивлению, обнаружил, что единственной представительницей прекрасного пола была полоумная прислужница хозяина.
Глухонемая, кривая отроду, она была равнодушна к пылкости великого романтика.
Три недели Ниобея, создание с значительными признаками вырождения на лице, оставалась холодна к пылкостям великого Гете.
Но именно её мы обязаны благодарить за ту чарующую неразделенность великой любви, пронизавшую впоследствии весь гениальный
"Фауст".
Ио-го-го-го-го-го!
Слабоват огонек, таким путь не осветишь.
Не скажи, если каждый из нас зажжет по спичке, свет будет.
А это что? Театр.
А играют кто? Хорошие, добрые люди.
Только очень маленькие.
Текст хорошо запоминаешь?
Вроде нормально.
Но учти, текст сложный.