Мочалки, эй.
Бегите все скорей.
Ведь я пою
Мочалкин блюз.
Я мэн крутой. Я круче всех мужчин. Мне волю дай - любую соблазню.
А ну-ка, мать, беги ко мне в кровать.
Лишь дай допеть
Мочалкин блюз. Лишь дай допеть Мочалкин блюз.
Лишь дай допеть
Мочалкин блюз.
Айн, цвай, драй. - Что это?
Это сдача. Мы Настунины пели только на двадцать.
Песни вашего сочинения?
Разумеется.
Из иронического цикла про старика Козлодоева.
Козлодоева?
И кто же это?
Все узнаете. Всему свое время.
А теперь кончен бал, тушим свет, и курим солому.
Оп!
Ну все, для первого раза достаточно. - Спасибо!
Вы что, обалдели что ли?
Вы что в бане?
Чего? - Ну-ка сейчас же наденьте трусы!
Извините, пожалуйста, думал без ничего нужно. - Завернитесь, но не вытирайтесь. - Я знаю. Значит завтра в десять?
В десять. - О!
Здравствуй, Аркадий.
Хау ду ю ду?
Что-то случилось?
Нет, ничего не случилось.
Не волнуйся. - Ты отдыхать приехал?
Нет, к тебе по делу.
Значит все-таки что-то случилось?
Я же сказал ничего не случилось. Пока...
Но поговорить есть о чем.
Давай поговорим.
Давай поговорим.
Я жду тебя завтра на нашем месте.
В час.
Но нас не должны видеть.
И постарайся не вызвать подозрения своей поездкой ко мне.
Счастливо тебе,
Аркаш. - Адью.
Адью, папа.
Покучнее, товарищи, но не перекрывая друг друга. все должны видеть объектив.
Внимание...
Снимаю!
Еще раз.
И еще.
Ну как, работа над книгой продолжается? - Как раз закончил главу об Уинстоне
Черчилле. Называется "Нечеловеческие взлеты и невиданные падения".
Если ты нормальный, то ты живешь какой-то неестественной жизнью.
Класс!
А я вобще не живу жизнью.
Жить жизнью грустно.
Работа - дом. Работа - могила.
Я живу в заповедном мире моих снов.
А жизнь...
Что жизнь?
Практически жизнь - это только окошко, в которое время от времени выглядываю.
И что там видно?
Да так, нифига.
Муть всякая.
Я работала в Орле медсестрой.
Он попал к нам из гостиницы по скорой, я дежурила.
Потом он рассказал мне, что одинок, жизнь ведет перелетную, хотел бы осесть.
Это как?
Иметь жену, детей, но не сейчас - позже.
А чего позже?
Потом он сказал мне, что я ему нравлюсь, я подумала: "Что меня ждет в жизни?"
Никто...
А это певец мой любийший, Ник Кейв.
Это Юрий Алексеевич Гагарин - первый человек в космосе.
А это "the communication tube".
Что-что?
Коммуникативная труба.
Садись.
Допустим, тебе хочется поделиться со мной каким-нибудь душевным переживанием.
Приводим трубу в "position number one".
Ты туда говори, а я сюда ухом.
Давай говори.
Что говорить? Ну хотя бы, что у тебя с этим папиком.
С Крымовым?
Угу.
Ты че, заснула?
Я люблю его.
Три года он звонит мне каждый вечер.
Теперь мы опять вместе, и расставаться не хочется ни мне, ни ему.
Отлично. Теперь приводим трубу в "position number two".
Ты туда ухом, я сюда.
Екатерина Вторая довольно долгое время переписывалась с Вольтером.