Сколько вот картошки я съел, а вот такого как ты, не приходилось.
Не хмурься, не хмурься!
Хвалю!
Как хмуриться!
Семен!
Сестрица...
Ну как Вам, лучше?
Да...
Это ужасно.
Семен Петрович...
Это просто ужасно.
Что?
Ну, то что у Вас веснушек нет.
Они вам очень пошли бы...
Ну зачем
Вы так?
Шутить, когда такая боль!
У меня сердце каменеет, когда я думаю как вам больно!
Бромчику выпьем?
Нет, сестреночка...
Как вы нас напугали сегодня!
А Василий Васильевич! Я его никогда таким не видела!
Мы с ним ведь старые знакомые.
Гражданскую вместе воевали.
Вот, старая спайка видать не ржавеет.
Жизнь нас, сестреночка, в разные стороны с ним раскидала...
Где пришлось сдаться...
Мягкий он человек.
Он мягкий?
Мягкий!
Доброты бесконечной.
Ну а то что кричит, шумит - так...
Оттого и кричит, что доброту свою хочет спрятать!
Да, пожалуй...
А ведь вы знаете...
Знаете что, сестричка?
У меня к вам огромная просьбища!
Не можете-ли вы запросить от моего имени
Ленинскую библиотеку, чтобы они там порылись в газетах или журналах времен той войны и достали мне материал о летчике
Карповиче!
О летчике Карповиче!
Знаете, я где-то слышал или читал, интереснейший материал имеется!
Удивительный вы человек, удивительный!
вы о людях знаете самое главное!
То, что у человека иной раз
Бог знает где припрятано!
Да ничего я не знаю! - Тише!
Нельзя так!
Ну ступайте, умница!
Даю я вам слово конника больше сегодня не помирать!
Никак не заснете?
Да, что-то не спится.
А ты что не спишь, Борода?
Думаю.
О чем думаешь?
Об Островском, про все Ваши разговоры.
Вот вы говорили о человеке сердца и ума настоящего.
Ведь когда я полз, у меня цель была - выползти!