У тебя фотографическая память?
Не знаю, я просто запоминаю. Ты же помнишь свой номер телефона.
Ты изучал органическую химию? - Немного.
Для развлечения? - Для удовольствия.
Неужели органическую химию интересно изучать? Ты что, псих?
Настолько безумен? Никто не учится ради удовольствия.
Это не нужно, особенно таким, как ты.
Как я? - Да.
Тем, кто тратит своё время на бросание мяча за сеткой. Вряд ли им это нужно.
Здесь, в Гарварде, умные люди. Но даже они должны многому учиться.
А тебе так легко всё даётся. Я не понимаю, как у тебя это получается.
Ты играешь на пианино? - Я не о том.
Нет, я хочу объяснить. Играешь? - Немного.
Глядя на пианино, ты видишь Моцарта? - Я вижу Собачий вальс.
Тогда возьмём Бетховена. Он смотрит на пианино, и для него это значимо.
Он может играть. - Ты тоже играешь?
Нет. Глядя на пианино, я вижу клавиши, три педали, деревянный ящик.
Но Бетховен и Моцарт могут просто играть.
Я не умею ни рисовать, ни красиво бросать бейсбольный мяч, ни играть на пианино.
Зато доклад по химии ты напишешь за час.
В таких областях я всегда могу просто сыграть.
Лучше я не смогу объяснить.
Наклонись, я тебе кое-что скажу. - Что?
Я хочу кое-что сказать.
Уилл.
Так нечестно. - Что нечестно?
Что?
Я прожила здесь 4 года и только сейчас нашла тебя.
Но нашла же.
Ты не спишь?
Нет.
Нет, спишь.
Уилл, поедем со мной в Калифорнию.
Что?
Я хочу, чтобы ты поехал со мной.
Ты в этом уверена?
Да.
Откуда ты знаешь?
Не знаю.
Просто знаю. - Ясно. Но почему знаешь?
Я знаю, потому что чувствую.
То, что ты говоришь, очень серьёзно. - Я знаю.
Мы можем быть в Калифорнии уже на будущей неделе. Ты пожалеешь, что позвала меня но своих слов обратно не возьмёшь. И я буду привязан в Калифорнии, к тому...
кто с радостью вернул бы всё назад. - Что? Что значит назад?
Я не хочу ничего возвращать. Я зову тебя с собой в Калифорнию.
Я не могу поехать в Калифорнию.
Почему?
Во-первых, у меня здесь работа. А во-вторых, я здесь живу.
Послушай, если ты меня не любишь, то... - Я не говорю, что не люблю тебя.
Тогда почему? Почему ты не едешь? Чего ты боишься?
Чего я боюсь?
Тогда чего не боишься?
Живя в своём маленьком самодостаточном мирке, ты боишься любых изменений.
Не говори мне этого. Тебе нужна интрижка. Но, уехав в Стэнфорд, ты выйдешь замуж за богача, и будешь всем рассказывать, как спала с парнем из бедного квартала.
Почему ты так говоришь?
Тебя беспокоят мои деньги? Мне было 13, когда умер отец, оставив наследство.
Каждое утро я просыпаюсь, мечтая отдать эти деньги.
Отдать мгновенно и вернуть хоть на день моего отца. Но я не могу.
Я свыклась со своей жизнью. И нечего нести чушь. Ты просто боишься.
Я боюсь? Чего, чёрт возьми, я боюсь? - Ты боишься, что я не люблю тебя.
Я тоже этого боюсь. К чёрту всё! Но я хочу попытаться, я с тобой честна.
А я не честен? - Вспомни 12 братцев.
Ладно.
Нет, ты не можешь уйти.
Что ты хочешь знать? Что у меня нет братьев, что я сирота? Теперь довольна?
Ты хочешь знать, что об меня сигареты тушили в детстве?
Я не знала. - Что ухажёр матери воткнул в меня нож?
Тебе это не нужно, Скайлар! Не говори, что хочешь это слышать!
Я хочу помочь тебе. - Помочь мне?
У меня на спине написано: Спаси меня? - Нет.
Мне это нужно? - Нет, но я хочу быть с тобой.
Ерунда! - Я люблю тебя!
Не смей пудрить мне мозги! - Я люблю тебя.
Я прошу, скажи, что не любишь меня.
Если ты это скажешь я не буду звонить тебе.
Я уйду из твоей жизни.
Я не люблю тебя.
Часто люди не знают, что гениальны.
Они не встречали того, кто поверил бы в них, и считают себя глупыми.
Надеюсь, ты ценишь его труд.
Потому что я вижу, как он счастлив работать с тобой, а не против тебя.
Привет, Уилл.
Том, можешь принести нам кофе? - Конечно.
Так, посмотрим.
Отлично.
Всё верно.
Вижу, ты использовал Маклорена. - Не знаю, как вы это называете.
Не может быть.
Это слишком уничтожающе.
Ты не ошибся? - Всё правильно.