Громкая связь (2018)

Все цитаты, стр. 4

Хотя бы потому, что станешь врагом, причём для обоих.
А я считаю, что нужно рассказывать. - Дынька.
Берём, совмещаем, не боимся.
Прошу.
АЛИНА: То есть ты считаешь, что лучше через 30 лет, да, где-то узнать правду?
ВАДИМ: Ай, тебе пофиг будет через 30 лет, ты с палочкой будешь ходить, а я умру уже.
Ну да, кстати, Вадик прав.
Представляете себе, какое количество людей развелось бы, вот просто прочитав телефон друг друга?
Да, это правда. Боря никогда в жизни мне не даст свой телефон.
Почему это не дам? - Ну, а что, дашь?
Пожалуйста. Вот, бери.
А я возьму. - Бери-бери.
А, руки трясутся, смотри. - Да ладно.
Борь, я волнуюсь за тебя, перестань.
Нет, правда, ты возьми. Только положи сюда свой.
Легко. - Давай.
Всё равно там смски только от наших детей.
А, ну ещё от твоей сестры с вопросами о твоей маме.
А что это она тебе пишет? - А кому ещё?
Кто с твоей мамой ходит по больницам, мерит ей давление, потом ещё выслушивает от неё всякое?
А у меня даже пароля нет. - Правильно. Что мне лезть в твой телефон?
А вот для Лёвы вообще телефон - святое. Вот даже притронуться к нему нельзя.
Ой.
Потому что это мой телефон, и, в общем-то, этого достаточно.
Впрочем, я могу объяснить. - Ой, слушай, лучше не надо.
Не-не-не, пусть объяснит. Боре пригодится.
Ну, вот смотри, когда вы разговариваете с Евой по телефону, она всегда выходит в другую комнату.
Это не потому, что у вас какие-то тайны, а потому, что это ваш разговор...
Ну. - ваши отношения.
И, в конце концов, вы же должны обсудить, какие мы с Борей козлы. Да, Борь?
Да, мы только это и делаем. - И это нормально.
При мне вы бы разговаривали по-другому.
Лёва, а что так сложно? У тебя же железная отмазка.
Найдёт у тебя Ева в телефоне голую бабу, ну, извини, а ты: «Это моя пациентка.
Я ей во вторник операцию на груди делаю». Все.
Потому что я не ищу вот таких лёгких путей.
А если она найдёт 500 голых баб?
А он востребованный хирург. Это очередь на 5 лет.
Ты спроси у какого-нибудь Дениса Мацуева: «Что вы делаете 12 марта 2022 года?».
Он тебе скажет: «Играю сонату Бетховена в Альберт-холле».
А Лёва скажет: «Уменьшаю жопу Тамаре Геннадьевне».
- Ты знал.
Так что, ребят, ни у кого никаких секретов нет, что ли?
Я чист. - Ты - да.
Ева, я тебя умоляю.
Мы столько лет друг друга знаем, какие секреты?
Тогда давайте сыграем в одну игру.
В какую? - Что за игра?
Да ладно, вы все равно откажетесь. - Почему это мы откажемся?
Ох, я обожаю её, она всегда все про нас знает лучше нас самих.
Да вы откажетесь, откажетесь. Вот ты точно откажешься.
Так, почему? - Вот-вот, пожалуйста. Вот...
Вот когда я отказывался? Когда-мы все отказывались от хорошей игры?
Ну скажи уже, какая? - Очень простая игра.
Мы все кладём мобильные телефоны на стол, все звонки на громкую связь, смски зачитываем вслух.
У нас же нет никаких секретов.
ЛЕВ: Что это за игра такая, Ева?
Дай, дай поцелую.
Весёлая игра. - А мне кажется, не очень.
Ну, если у тебя есть какие-то секреты, то, конечно, нет.
У меня нет, но если ты мне изменяешь, я не хочу этого знать.
Если бы у меня был бы любовник, я б никогда в жизни бы эту игру не предложила.
Ну?
А может, в «Мафию»?
А что дома-то сидеть, ребята? В лес, по грибы.
Сейчас самое грибное время, с 6 до 9 вечера. - Угу-угу.
Они же прут буквально из... - Хватит.
Я же говорила, что они съедут.
А по-моему, интересно может, забавно получится.
Да, и мне кажется, стоит попробовать.
Вот в вас, девочки, я как раз вообще не сомневалась.
Дим, ты нас поддержишь, мм? - Ну, пожалуйста, ну сыграй с нами.
Я? - Да.
Хм, пожалуйста.
А чего? Это как в "Верю - не верю".
Помните, мы все вместе в детстве играли?
Мы все вместе в детстве дрочили, и что?
Вадик.
Меня с вами не было. - А ты единоличник, уединялся.
Кошмар. - Да.
Давай, Вадь, клади телефон.
Куда? - Ну как куда? На стол.
Или тебя секретики? - Да нет у меня никаких секретиков.
Ну, просто это какая-то бодяга. Что это?
Угу.
Вадь, клади.
Или что, мне начинать волноваться?
Ну, пожалуйста. Какие проблемы.
Это наши. А вот и мой.
А Лёвин и так на столе.
Эй, я не понял, вы что, серьёзно, что ли?
Угу. - Угу.
Играем.
Пап, можно тебя? - Да, Сонечка. Простите.