1
Замок временем срыт и укутан, укрыт
В нежный плед из зелёных побегов.
Но развяжет язык молчаливый гранит,
И холодное прошлое заговорит
О походах, боях и победах.
Время подвиги эти не стёрло.
Отодрать от него верхний пласт
Или взять его крепче за горло -
И оно свои тайны отдаст.
Упадут сто замков, и спадут сто оков,
И сойдут сто потов с целой груды веков.
И польются легенды из сотен стихов
Про турниры, осады, про вольных стрелков.
Ты к знакомой мелодии ухо готовь,
И гляди понимающим оком,
Потому что любовь - это вечно любовь,
Даже в будущем вашем далёком.
Звонко лопалась сталь под напором меча,
Тетива от натуги дымилась.
Смерть на копьях сидела, утробно урча,
В грязь валились враги, о пощаде крича,
Победившим сдаваясь на милость.
Но не все оставались живыми,
В доброте сохраняли сердца,
Защитив своё доброе имя
От заведомой лжи подлеца.
Хорошо, когда конь закусил удила,
И рука на копьё поудобней легла.
Хорошо, если знаешь, откуда стрела.
Хуже, если по подлому, из-за угла.
Как у вас там с мерзавцами? Бьют? Поделом.
Ведьмы вас не пугают шабашем?
Но, не правда ли, зло называется злом
Даже там, в добром будущем вашем?
И во веки веков, и во все времена
Трус, предатель всегда презираем.
Враг есть враг, и война всё равно есть война.
И темница тесна, и свобода одна,
И всегда на неё уповаем.
Время подвиги эти не стёрло.
Отодрать от него верхний пласт -
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут на нас.
Ныне, присно, во веки веков, старина,
И цена есть цена, и вина есть вина.
И всегда хорошо, если честь спасена,
Если другом надёжно прикрыта спина.
Чистоту, простоту мы у древних берём.
Саги, сказки из прошлого тащим,
Потому что добро остаётся добром
В прошлом, будущем и настоящем.
2
Иногда мне кажется, что Бог всё-таки есть.
И тогда мне становится страшно.
3
Когда вода Всемирного Потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась любовь.
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было сорок сороков.
И чудаки, ещё такие есть,
Вдыхают полной грудью эту смесь.
И ни наград не ждут, ни наказанья.
И думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.
4
В Священном Писании сказано:
Побеждай зло добром.
А ты сразу драться. - Да, добром.
Знаю я эти песни. Стоит вас послушать, как сразу окажешься в лапах у Сатаны.
Что ты говоришь, Кэт, какой может быть Сатана, если я сам служитель Церкви?
Он бежит от меня, как чёрт от ладана.
Правда?
Вот тебе истинный крест.
Ты можешь смело поцеловать меня, дочь моя, и это будет вполне богоугодным делом.
5
До свидания, дяденька шериф, до свидания, тётенька епископ!
6
Ты думал, что я был слишком мал тогда, чтобы запомнить это.
А я запомнил. На всю жизнь запомнил.
7
Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф.
Детям вечно досаден их возраст и быт,
И дрались мы до ссадин, до смертных обид.
Но одежды латали нам матери в срок,
Мы же книги глотали, пьянея от строк.
Легли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз.
И кружил наши головы запах борьбы,
Со страниц пожелтевших слетая на нас.
И пытались постичь мы, не знавшие войн,
За воинственный клич принимавшие вой,
Тайну слова "приказ", "назначенье границ",
Смысл атаки и лязг боевых колесниц.
А в кипящих котлах прежних боен и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов.
Мы на роли предателей, трусов, Иуд
В детских играх своих назначали врагов.
И злодея следам не давали остыть,
И прекраснейших дам обещали любить.
И друзей успокоив, и ближних любя,
Мы на роли героев водили себя.
Только в грёзы нельзя насовсем убежать.
Краткий век у забав - столько боли вокруг.
Попытайся ладони у мёртвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.
Испытай, завладев ещё тёплым мечом
И доспехи надев, что по чём, что по чём.
Разберись, кто ты - трус иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус настоящей борьбы.
И когда рядом рухнет израненный друг,
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг,
От того, что убили его, не тебя,
Ты поймёшь, что узнал, отличил, отыскал
По оскалу забрал - это смерти оскал.
Ложь и зло - погляди, как их лица грубы,
И всегда позади вороньё и гробы.
Если мяса с ножа ты не ел ни куска,
Если, руки сложа, наблюдал свысока,
А в борьбу не вступил с подлецом, с палачом,
Значит, в жизни ты был ни при чём, ни при чём.
Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что по чём,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.