1
Однажды он мне говорит: "У вас независимая походка".
А я ему отвечаю: "А с чего бы ей быть зависимой, если папа посылает мне каждый месяц 200 франков?"
2
Париж - уютнейший город.
В те времена вообще за границу было уехать - пара пустяков.
Посылался дворник Василий в полицейское управление, и через час он возвращался с заграничным паспортом.
А стоило это, если память мне не изменяет, рублей 15.
3
Вы этим ножом палитру чистите.
Ну и что? Петька, с микробами надо дружить.
Твоё чистоплюйство мне осточертело.
4
Что ты реагируешь, как гусар пьяный на офицерском собрании?
Беспорядок надо рассматривать как натюрморт.
5
Я вот жую твоего Фолкнера.
Он не съедобен.
Первые 10 страниц ещё читаешь с любопытством, а потом понимаешь, что автора интересует только собственное пищеварение.
Вы просто ни черта не смыслите в американской литературе.
Конечно, после Чехова мне как-то неохота копаться во внутренностях твоего этого американца.
6
Вашему потрясающему эгоизму трудно составить конкуренцию.
7
Пётр Авдеевич, пристрастие к выяснению отношений - один из тяжелейших пороков российской интеллигенции.
8
У нас токсикоз третий день.
Мы под капельницей лежим.
А токсикоз от чего бывает?
От беременности, милый. Простите.
9
Вспомни, у них на столе всегда рыба. Даже воняло этим.
Как зайдёшь, с порога разит.
10
Знаете, каждый человек сам лепит сюжет своего романа.
Только не каждый имеет мужество признать, что он не главное, а эпизодическое лицо.
Нельзя так долго жить.
Это большое неудобство для близких.
Они могут устать в ожидании твоей приличной кончины.
Нельзя так долго жить, это безнравственно.
Все умерли, муж, дочь, любимые друзья, Фаворский, Фальк,
Лёва Бруни.
А ты, корявое ископаемое, живёшь и живёшь.
И стыдно сказать, хочешь ещё.
11
Кажется, прощай.
Не морочьте голову, сейчас "скорая" приедет, хватит Шекспира валять.
12
Я не пере-, а уезжаю.
Как уезжаете?
Так. Железной дорогой. Плацкартной.
Залягу на полку, завалюсь к стене и прочь из этой насадной жизни.
А надолго?
Я думаю, что на ближайшие лет 40.
У меня есть опасения, что проживу я достаточно долго.
13
Ну, да, пошвыряло, пошвыряло, как говорится в суровых волнах столичной жизни.
Но зато с гордостью могу сказать, не обкатало.
Да, разве что в песок размыло.
14
15 лет бок о бок я существовал с самой искренностью.
Вы знаете, что постоянная искренность - очень редкое явление.
Она была искренна в каждом слове. Для близкого это мучительно, это просто невыносимо.
15
Нина, в поезде лучше ехать вдвоём.