1
Странное дело, год за годом мне становилось легче жить.
Я освобождался, я срывал с себя всю эту дрянь:
Ложные мифы, государства, идеологии, всякую муть.
Черт его знает от чего я только не освобождался.
С каждым глотком я становился легче, я всплывал на поверхность, как глубоководная рыба.
Не выше, выше, выше.
Нет.
Курам океан - точка отсчета. А вот я свободный, раздувшийся, бултыхаюсь на поверхности океана кверху пузом с выпученными шарами.
Когда я там на глубине ору всякую безудержную чушь, и был связан с миром только через это "Гей!!!"
И мир мне отвечал безудержным, яростным, кровавым:
"А!!!"
Когда мне было в кайф рвать на себе рубаху и показывать всем брюхо в братской любви.
Да, а может быть мне и нужно было там остаться?
Был бы там во мраке, плавал бы себе веселый пьяница - рубаха-парень.
А здесь всё не так, здесь всё не так.
Здесь я другой.
Всякие организаторы мне говорят:
"Вань, идем к нам!"
"Вань, лучше к нам давай"
Я-то знаю к чему это приводит.
Соорганизуются и будут пожирать людей.
Зачем?
Чтоб победила их дурацкая правда.
Они все следят за мной.
Им всем что-то от меня надо.
Жизнь, она как театр.
Чем просто как себе ты подыхаешь на сцене и вождь тебе аплодирует.
Не дай Бог!
Не дай Бог, если ты не с ними, тогда ты говно.
Всё так тяжко.
Всё так и больно как-то, и всё не так, всё не то.
Всё равно больно и тяжело одному.
Как с этим жить?
2
Мужики, а давайте создадим партизанский отряд.
Ну все, нажрался.
А за что бороться?
А ни за что!
Ну тогда против чего?
Как против чего?
Ты что?
Против всего!
Ну, против экологии, против алкоголизма, против искажения истории, против низкого уровня жизни. Против бюрократов.
Да, против бюрократов. - Против равнодушия.
Правильно, против равнодушия.
Против нигилизма надо бороться. - Точно! - За свободу.
За правду надо бороться, мужики!
Чтобы народ не убивали. - Против бескультурия.
За наш пот, кровь и слезы. - Чтобы письма доходили.
За победу! За победу! - Ура!!!
А оружие? - А вы так. - Без оружия?
Ну!
Тряпками закидаем, мужики. - Кто за? Прошу поднять руки.
3
Вот, сижу я у окна, эх смотрю я на дорогу, ох молюсь тихонько Богу - ну когда придет она.
Ох молюсь тихонько Богу - ну когда придет она.
А дале горы, темный лес - лес заросший, лес густой, а на ель-царицу влез ясный месяц молодой.
А на ель-царицу влез ясный месяц молодой.
Он своим нахальным светом ослепил хмельное небо, звезды плещут звонким смехом эх взлететь на небо мне бы.
Звезды плещут звонким смехом, эх взлететь на небо мне бы.