Отель "У погибшего альпиниста" (1979)

Все цитаты, стр. 12

Маска пришельца вам не идет, да и роботы совсем не роботы.
Вы хотите сказать, что наши роботы слишком похожи на людей?
"Пусть говорят, что хотят", думал я.
"Пусть Олаф и эта баба роботы, тем хуже".
"В руках террористов они страшное оружие"
Я явно выбрал себе плохую маску.
Очень жаль, что я не могу показать вам свое настоящее лицо.
Ваше настоящее лицо я знаю, господин Мозес.
По прозвищу Мастер!
Я должен отдать вас в руки закона.
Я смотрел на них, и почему-то мне было плохо.
Очень плохо.
Мне очень хотелось, чтобы случилось чудо.
Чтобы трубка заговорила, и отдала приказ.
Что делать. Что делать.
Инспектор!
Инспектор! - Ну, что?
Они говорят, вы можете вернуть его к жизни.
Никого нельзя вернуть к жизни, это сказки, Брюн, сказки.
Нет, послушайте меня! Прошу вас, оживите его!
Если Олаф кукла, то может и я кукла!
Откуда я знаю?
Теперь я совсем одна.
Вы можете мне помочь только вы, господин инспектор.
Прошу вас!
Да, я понимал, что Брюн глупая капризная девчонка.
Хинкус неграмотный и суеверный преступник.
А Симоне полоумный физик с бредовыми идеями.
И все же я чувствовал, что правы они, а не я.
Мой опыт, мой рассудок, бунтовали против этой правды.
Их правда казалась невозможной, абсурдной.
И чтобы остаться верным долгу полицейского, мне пришлось призвать на помощь всю накопленную за сорок лет работы рутину и конформизм.
Чувство долга было все, что у меня оставалось.
Долг полицейского, вросший в плоть и кровь.
Симоне! Идите на крышу и следите за небом!
А мы с Алексом останемся тут, в холле.
Луарвик умирает.
Мозес сказал, что он проживет не больше часа.
Вы дадите ему погибнуть, Глебски?
Бросьте, я полицейский, и не имею права наказывать и прощать.
Я знаю только, что есть закон.
Один закон для всех!
И по этому закону ваш Мозес преступник и убийца.
И моя обязанность передать его суду.
Вот тебе и встреча двух миров.