Ну, и что мы с тобой теперь таким убогим будем делать?
Не могу же я тебя бросить.
Тебя надо как-то залатать.
Подлечить.
Скажи, а с фингалами на передовую тоже берут?
Да еще как.
С фингалом даже лучше.
Слушай, ты завтра уже в солдаты или еще со мной?
Думаю, еще с тобой.
Тогда, дело есть.
Мощная тема.
Только завтра машина будет нужна.
Сможешь достать?
У Красного есть драндулет.
Он его из хлама собрал.
Но правда драндулет ездит.
А кто такой Красный.
Ну Красный это Красный.
Ну в смысле, он не белый.
На нашей стороне.
Он из кубического объема чистого воздуха может смастерить груду говна.
А вы что, хламовщик?
Да.
В некотором смысле, да.
Тук, тук.
Вот еще видите у меня тут гонки.
Формула-1.
Меня на трассу выбросило, потом об бортик как головой ударило.
И с гонками я поутих.
Артистка.
Я после травмы восстанавливался, в клуб в кино ходил.
Там кино видел.
Думал про птичек, оказалось про журавлей.
А это ее врачебные рецепты, депрессанты. Ей выписывали, а я одно время за ними в аптеку бегал.
А артистка потом померла, а рецепты мне на память остались.
Кстати, можно мы у тебя переночуем?
Ну тогда договорились. Мы с Джаггером тусуемся в центральном сарае, а ты на кухне.
Пойдет?
Пойдет.
Красный, я давно тебя хочу спросить, почему все трое наружу, а этот в ящике.
А?
Почему, почему.
Судьба у него такая.
Ох, грехи наши тяжкие.
А ты бы согласился вообще в армию не пойти?
Руку согласился бы сломать?
Не знаю.
А ногу?