Доктор на операции, завтра приходите. - Батя, открывай, милиция. - А документы?
Ничего, ничего.
Следующая.
Стой, стрелять буду.
Товарищи, кто вы такие? Как вы здесь оказались? Что вам надо? - Девушка, не беспокойтесь, мы из милиции. Мы ищем человека, которого сегодня прооперировали. - Он в 4-й палате, но туда нельзя.
Нельзя так нельзя.
Вот это да! Ну ты даешь. - Руку.
Стоп, стоп. - Вот так, тихонечко.
Товарищи, вы с ума сошли? Это ведь реанимационная. - Мы из органов. Мы ищем оперированного с ранением в грудь. - Здесь должен быть, я ведь ему операцию... Да он из наркоза еще не вышел. - Так где же он? - Да я понятия не имею.
Всегда ты спешишь. - Он все равно ничего не знает. - Ладно, пошли дальше.
Ну вот, секундное дело, а то людей пугать. - Ты координаты запомнил, отец?
Как "Отче наш". Нашел себе отца, мне и 50 еще нет и память не подводила, работает, как часы.
Ну ладно, ладно, ты не обижайся. Если бы была возможность, я бы не подвергал тебя опасности.
Я, мил человек, подлодкой командовал, да вот списали по ранению. Живу, как видишь. Слушай, может, и сейчас пронесет нелегкая, а? - Товарищ капитан, Вас срочно в рубку.
И запомни: только старшему офицеру штаба командующего и старшему офицеру КГБ, понял?
Понял. - Ну давай.
Ну и куда девался этот кусок мяса под наркозом?
4-й, это Икс-2. Мы в больнице, обыскали все, 11-й исчез. - Что? Так, подключайтесь к спецам,
30-й не должен войти в городок. Это ваш последний шанс, дорогой. Все.
Слышали? Вперед.
Жив еще РЭКС, слава Бо...
Ну куда ты с такой ногой-то? Отдохнул бы малость, оклемался, авось отобьемся.
Нет. Спасибо за все. А вот трубочкой угостишь? - Никому не давал, но тебе...
На, отведи душу. - Крепкий? - Горластый, самосад.
А ты не жадный. Я не курю. - Ну, как хочешь. - Больниц в городе много?
Да какой там, одна, да и та - военный госпиталь, всех лечат. Ты вот что, к Степану обратись, хирург там есть один, братишка мой, всякое бывает. Да, и вот еще, возьми. - Неудобно.
Бери, бери, мало ли что, потом отдашь.
Что за сообщение, майор? - Вот, товарищ полковник, читайте. Рапорт лейтенант милиции Синицына.
"Обнаруженный перед постом ГАИ раненый в грудь мужчина в бреду произнес следующее: "Это база, настоящая база. Много оружия, надо успеть преду... ". Потом он потерял сознание, больше в себя не приходил".
Я думаю, последнее слово, товарищ полковник, "предупредить". - А где сейчас этот раненый?
В госпитале. - Хорошо. Охрану поставили? - Да куда он денется, товарищ полковник? Ранение тяжелое, в грудь. - Его охранять надо.
Тут Сверчок. 30-й свернул в паровозный тупик, нас заметил. - Молодец пацан. Отличная смена растет.