Можно короче - дядя Рома.
А я Муромцев
Алексей Алексеевич.
Как?
Как ты сказал?
Муромцев
Алеша.
А маму твою как зовут?
Маму - Оля.
Да ты погоди-погоди.
Давно вы здесь живете?
Мама говорила, что я родился, где бензин для машинок делают. А, потом, за нами, еще приехала баба Нюра и забрала нас.
А сколько тебе лет?
Сейчас 5. А скоро будет 6.
Так... так-так-так.
Иди сюда.
Чего?
Знаешь, Алеша, поедем сейчас на речку?
Я там такое место нашел - закачаешься.
Поехали, а? Поехали.
Хы.
Дядь Рома, смотри, чего я нашел!
Ну-ка, давай-давай, тащи.
Вот-вот-вот-вот.
Еще немножко. Держи.
Оп.
Ну, а теперь, подкладывай.
Так. Дядя Рома, это у вас что?
Где? Вот это.
А, это меня малость тросом покарябало.
На.
Ой! Ап!
Ну, бери.
Ай, горячая! Ха-ха-ха.
Ух!
Ноги у тебя ничего, солдатские.
Агы.
А вот руки-то, руки, Алешка, никуда не годятся.
Ничего.
Я тебе гантельки куплю - силу в руки загонять.
Ты у меня будешь силачом, спортсменом.
А-ха-ха.
Хы-хы.
Ты, вот, что...
Завтра, когда пообедаешь, жди меня у старой плотины, знаешь?
Знаю.
Ждать будешь?
Буду.
Я, Анна Михеевна, между прочим, не к вам пожаловал.
Я приехал с Олей повидаться.
А зачем?
Вы меня извините, Анна Михеевна, только это - нас с Олей двоих касается.
Ошибочку допускаете, Роман не знаю, как Вас по отчеству...
Никитич.
Так вот, Роман Никитич, дело это не только вас двоих касается.
Один раз вы ей жизнь уж поломали.
Не довольно ли, Роман
Никитич?
А сын?
Что сын?
Может быть вы мне еще и с сыном видеться запретите?
Ах...
Вот уж это одной Ольге решать.
Повидайтесь, поговорите.
Я, тоже, потолкую с ней.
Об одном прошу вас: в колхозе, пока, ни одна душа знать не должна.
Хорошо?
Ну! Давно ждешь?
Извини, на работе задержали.
Иди сюда, садись.
Я тебе гантельки купил.
Давай мы, сейчас, к твоей маме на ферму съездим. Только смотри, держись покрепче. Идет?
Идет.
Ну, хватит, девчонки, разыгрались.
Хы-хи-хи...
Ну, будет вам, хватит.