Светлый путь (1940)

Все цитаты, стр. 8

Чего ревешь то? - Ничего.
Он тебя поцеловал.
Он меня убить хочет.
Кто? - Кто? Федор.
Только ты побожись, что никому не скажешь.
Кому я скажу?
Я, я с ним в клубе была.
С Федором. - Я видела.
Потом ты за ним побежала.
Я думала, он к Тоньке пойдет.
Он ее склоняет с ним гулять.
А он...
Свистнул, того?
Щербатого Василия.
Кладовщика? - Ага.
Они вдвоем пошли к складам фабричным. - Ну.
А я за ними.
Ну дальше, дальше что?
Перестань реветь! Говори, что дальше было?
Ну?
Говори, что дальше было?
Ящик в кладовой украли.
Спрятали, потом склад керосином...
Ну.
Чего ж не сказываешь, что дальше было?
Федя.
Федечка!
Вовремя ты подошел,
Федор Карпович.
Ну, я так понимаю, что ты согласна и молчать?
Нет, молчать не буду.
А чем же я тебе так не угодил? - Я, я еще не позабыла, как ты на деревне озоровал.
И страха своего не позабыла.
Только теперь я тебя не боюсь!
Ну что, может мне тебя бояться?
Бойся.
А что, ты фабрике хозяйка?
Хозяйка!
Твое жгли?
Мое!
А ну еще!
Ответ держать! Пойдем!
И с такими управлялся.
Ну вот, и обнимаются.
Обнимаются ведь!
Я ему сейчас.
Ой, ой господи!
Петр Алексеевич!
Он тебя убьет!
Не убьет!
Что же я теперь, босиком ходить буду?
А главное, за что?
За то, что я ему обниматься не позволил?
Он меня не обнимал. Он меня душил.
Это он фабрику поджег.
Что-то я давно никого не целовала.
Да ну тебя, Марья Сергеевна!
Что, опять совестно?
Эй, не шевелитесь, снимаю!
Сердце бьется, бьется, бьется.
И добьется своего.
Ой, Таня!
Что с тобой?
Господи!