Завтра была война (1987)

Все цитаты, стр. 9

Что случилось? Тебе плохо?
Да, мне плохо. Мне очень плохо!
Шефер, сядь.
Ты не можешь сопровождать Полякову туда, куда она побежала.
Я могу сопровождать.
Что случилось?
В чем дело? вы мне что тут... Это что, заговор?
Где ты была-то? - У Вики Люберецкой.
Знал, что ты ненормальная, но чтобы...
Что ты меня проверяешь? Ревнуешь, что ли?
А то, что Люберецкий - враг народа, ты знаешь?
Ты что такое говоришь? А ну, скажи, что пошутил.
Я это точно знаю.
А он меня устраивал личным звонком на секретный завод.
Я и ждал тебя, чтобы предупредить.
О чем предупредить?
Как это? Вот об этом.
Ах, об этом! Ну, спасибо, Саша.
А Вика как?
При чем здесь Вика?
Вот именно, что Вика тут не при чем.
Вика - моя подруга, Саша.
А ты хочешь, чтобы я ее предала.
Даже если это правда,
Вика тут не при чем, понял?
А вот ты... - А что я?
Ничего.
Наверное, мне показалось. Ладно, Саш, иди.
Да подожди, Искра.
Иди домой, Саша.
Мне нужно побыть одной.
Вика, ты, как честный человек, как комсомолка, а в твоей комсомольской честности я не сомневаюсь, завтра... перед всей школой... как перед всем народом... отречешься от своего отца.
Ну, ты помнишь, как это было с Никифоровым.
Я этого не сделаю никогда.
Ах, даже так.
Так, кликни Полякову.
Дочь врага народа! Дочь врага народа!
Что вы сказали Вике, Валентина Андроновна? Что?
Это тебя не касается. Где вы вчера были?
У Вики Люберецкой.
Ты подговорила ребят пойти туда?
Я предложила. Пошли сами.
Зачем ты это предложила?
Нельзя оставлять человека в беде.
Она называет это бедой. Николай Григорьевич, вы слышите?
Значит, ты организовала субботник?
Может, ты вообще не веришь?
Может, ты считаешь, что Люберецкий - невинная жертва?
Почему молчишь? Скажи. - Я знаю.
Совсем недавно вы говорили, что Люберецкий - гордость нашего города.
Мы не будем делать выводов, Полякова, в связи с твоим безупречным прошлым.
Но учти.
Учти, Полякова.
Завтра же проведешь комсомольское собрание.
Повестка?
Нужно же решать комсомольскую судьбу Люберецкой.
Как ты считаешь?
Я считаю, что дочери врага народа не место в ленинском комсомоле.
За что вы?
За что вы ее, ведь она же не виновата, что у нее отец...
Да, конечно.
Николай Григорьевич. - Конечно.
Я не буду проводить это собрание.
Что ты сказала?
Я не буду проводить это собрание.
Что?!
Ей же плохо!