С работой. - Да я тебе назло говорил, Марин.
А целовался с ней тоже назло?
Я всё слышала когда ты висел на пальме.
Интересно, и кто же эта, общипанная курица?
А? - Эта курица - ты, Марин.
Марин, это мы с тобой же целовались.
В отеле, помнишь?
Это уже неважно.
Да не было у меня никакой любовницы.
Только не посуда.
На работе он задерживается.
Ты куда, опять на совещание?
А?
Марин, может, хва...
Конференции!
Презентации!
Командировки!
Я же должен семью содержать.
Я же мужик.
Ты не мужик, ты архитектор.
Дома одна, в гости одна.
В постели...
Про постель было перебор, Марина.
Остановись, малыш, иначе я тебя успокою.
Успокоишь?
Да что ты можешь, тряпка?
Полегчало?
Ты на кого руку поднял?!
Всё обсудили?
Рано тебе ещё умирать.
Ещё ипотеку не выплатили.
Вставай, Гущин.
Тебе что, больно?
Марин, у нас есть единственный вариант всё исправить.
Какой?
Нам надо развестись.
Ты просто мысли мои читаешь.
Только что хотела тебе предложить.
Правда? - Правда.
Ну, значит, так и надо.
А чё, уеду на север к якутам, они меня давно зовут.
Так и решим.
Прям как-то...
Дышать легче стало.
Мне тоже.
А лучше знаешь что? - Да куда уж лучше.
Чтоб мы с тобой вообще не пересекались.
Не губили друг другу жизнь.
Прошли бы тогда в парке мимо, и всё.
Я бы на Олимпиаду поехала.
Я б уже давно главным архитектором был.
Да и вообще, Ваня, Алёна - чушь какая-то.
Я же вообще детей не хотела.
От тебя.
О, боги, пусть души их обретут на небесах то, что не смогли найти на Земле.
О, боги, пусть души их вернутся туда, где они сошли с пути.