Ты будешь стрелять через пятое.
Пятое окно.
Пора.
Что он такого сделал чтобы умереть?
Ты не знаешь.
Я не знаю, был ли он плохим. Я не знаю, был ли он злым.
Я не знаю о нём вообще ничего.
Мы получаем приказы от станка.
Судьба.
И решая кому жить, а кому нет, мы должны почему-то верить что поступаем правильно?
Убить кого-то не зная о нем ничего,
Я не знаю, смогу ли я сделать это.
Лет 20 тому назад жила одна девочка.
Её отец был федеральным судьёй.
И вот, эта девочка мечтала, что пойдет по его стопам.
И вот рождество, она дома.
У её отца громкое дело о рэкете.
Подсудимые хотят сговорчивого судью.
Которого они могли бы подкупить.
И они нанимают одного парня.
Макса Петрича.
Нанести визит ее отцу.
А визиты свои он наносит так:
Вламывается в дом.
Связывает родственников.
И заставляет их смотреть, как он заживо сжигает своих жертв.
А потом металлическим прутом он выжигает... свои инициалы на теле каждого, чтобы никто ничего не забыл.
И когда меня приняли в братство, я узнала что имя Макса Петрича выдал станок.
За несколько недель до убийства судьи.
И что один из братьев не смог нажать на курок.
Мы не можем знать последствия наших решений.
Убив одного, возможно, спасёшь тысячу.
Это девиз братства.
И мы верим в это.
И так мы поступаем.
Кросс.
Нет, пока.
Твоя цель в чёрном лимузине.
Он всегда проезжает шесть кварталов по Холстеду.
У тебя будет три квартала, чтобы убить его.
Простите.
Барри! Покорми Анабель...
Уэсли.
Эй, ты где был? Я ведь... по тебе соскучился, чувак.
О, смотрите какой супермен. Ты, гребанная задница! Что?
Что? Не показывался неделями и заскочил чтобы сходить в туалет?
А знаешь что? Ты ничто! Нет, ты меньше, чем ничто!
Ты даже не стоишь и половины Барри!
Барри всегда меня внимательно выслушает, в отличии от тебя.
А это кто, черт возьми, Уэсли? Твоя новая шлюха?
Она с тобой? Ты ей платишь?
Уэсли?