Влюблён по собственному желанию (1982)

Все цитаты, стр. 7

Ну пойдём. Ты меня куда везёшь?
Электричка теперь не скоро, вот посмотри, подруга дала.
К ним в Ухтонцево пришло письмо, прочти.
Неразборчиво.
"Здравствуйте, дорогой музей. Низко кланяется вам жена армейца Муштакова Ивана Ивановича. Мужа моего взяли на второй день, только одна весточка была.
А как пришёл немец, больше писем я от него не получала. Много лет я и дети его запрашивали, но результатов нету никаких.
Сил нет, устали ожидать. И вот один человек отписал, что видел не далеко от вашего музея памятник с его фамилией. Я сильно плакала,
Целую конверт. Неужели я могу узнать где он погиб и поехать посмотреть, где покоится мой кормилец?
Дорогой музей, отпишите мне, правда ли есть такой памятник?
Заранее с благодарностью за вашу чувствительность, желаю вам счастья!"
Мы будем искать, пока не найдём.
Я буду ждать тебя каждую субботу на этом самом месте ровно в девять. -Здесь? - Да. -Пойдём.
Ну, приступим. Почувствуем упругую дрожь наших мускул. У нас сегодня какая тема занятия?
Обоснование оптимистического восприятия мира.
Весь во внимании. -Сплошь и рядом, многие не ощущают праздника жизни. -Не сутулься. А вот мы едим смотрим - это уже счастье, мы разговариваем - это тоже счастье. Посмотри, я всегда удивляюсь: он скучающе едет, и скучающе смотрит.
Да понимает ли он, что он - избранник?
От одного этого с ума можно сойти.
Избранник мироздания.
Вынули на секунду из небытия, и через секунду - опять вечный мрак не существования.
На одну секундочку!
Да ведь он вопить от радости должен, что живёт, а ему скучно. Да ты плохо слушаешь.
Что происходит?
В него ничего не проникает. Так ведь никакой симпатии не возникнет.
А если пробудить к нему чувство жалости?
У женщин от жалости до любви - один шаг.
Надо представить, как он сломал руку.
Нет, лучше ногу.
А ещё лучше - шею. Ему больно, гипсовые оковы.
Несчастненький, бедненький, котёночек! Бедный на получается. Что же он ещё может сломать?
А зачем выдумывать?
Он действительно бедненький. Он же выпивает.
Он мучается, когда вынужден тратить целый вечер на это мнимое веселье. Он мучается от стыда.
Их раскрасневшиеся лица - ведь это вечная краска стыда.
Пружинь шаг, тяни носок!
Носок на себя, и спина прямая! Сколько раз говорить?
Да... безнадёга.
Никакого желания. Даже поцеловать, хоть режь.
И шаг какой-то тяжелый, не женский.
Не за что зацепиться.
Не за что?
Ни сучка, ни задоринке, ни бугорка, ни впадинки. За что же так?
За что же таких умненьких природа обижает?
Кому говорят? Тяни ногу!
Запомнишь ты в конце концов?
Начинай шаг с движения бёдер, а не колен.
Я помню. -Ну а в чем дело?
Не могу. -Ты через не могу соберись, выложись.
Мне тяжело. -А легко бегать с весом по песку?
Легко двадцать тон штанги в день?
А легко пять километров многоскоков, да ещё и на одной ноге?
Мне всё равно, я устала. Мне тяжело.
Я не буду. -Как не буду?
Мы договорились.
Я не могу из под палки.
Не можешь, и не надо!
В гробу я видел твой психованный тренинг!
Ну и пожалуйста.
А я не из под палки делаю вид, что ты королева красоты?
Разбежался, завёлся.
Я чувствовал, будет одна говорильня.
Я с детства ненавидел.
Он прав, он прав! Я должна была его слушать. Обязана, раз мы затеяли этот эксперимент.
Обязана, иначе все развалится. И с чем я останусь?
С чем? Одна, всегда одна?
Нет, нет я смогу, я выкарабкаюсь.
Я выкарабкаюсь.
Мне никто не звонил?
Нет.
А ты никуда не уходила?
Только чаю попить.
Ну вот, я так и знала!