1
"Как в песне о самом себе расскажешь?
Что ты плохой - неловко показать,
Что ты хороший - песней не докажешь,
Но это можно жизнью доказать.
Я так хотел бы вывернуть всю совесть,
По струнам и звеня, и рокоча!
Как о себе рассказывает поезд,
По рельсам задрожавшим грохоча!
Скажи за меня всё, что я не умею, Песня моя!
Скажи за меня всё, что я не посмею, Песня моя!
К тебе сквозь слова приближаюсь на ощупь, песня моя!
Ты будешь моей, если станешь ты общей, песня моя!
Песня моя! Песня моя! Песня моя!
Песня моя!
Порой, я вижу - песни измельчали,
И склеены они едва-едва,
Бессмысленные песни - как молчанье,
Притвоно приодетое в слова.
Боюсь, что струны скисли и обвисли,
Я петь хочу, и мне не утерпеть,
Но если в нашей песне нету мысли,
Зачем ее тогда, скажите, петь?
Скажи за меня всё, что я не умею, Песня моя!
К тебе сквозь слова приближаюсь на ощупь, песня моя!
Ты будешь моей, если станешь ты общей, Песня моя!
Песня моя! Песня моя! Песня моя!
Песня моя!
Мы устаем в работе или в спорах,
Но, всё-таки, и в наш нелегкий век
Есть в человеке силы, о которых
И не подозревает человек.
А если трудно - зубы крепче стисни,
Не просто песню главную сложить!
Но если в человеке нету жизни,
Зачем ему тогда на свете жить?
Скажи за меня всё, что я не умею, Песня моя!
Скажи за меня всё, что я не посмею, Песня моя!
К тебе сквозь слова приближаюсь на ощупь, песня моя!
Ты будешь моей, если станешь ты общей, Песня моя!
Песня моя! Песня моя! Песня моя!
Песня моя!"
2
Так какая ж Людмила... Гасилова? Добрая, злая, нервная? Какая она?
Спокойная?
Она красивая... и еще Женька говорил, что она всегда пасется.
Как пасется?
Ну, он говорил, тигр охотится на антелопу,.. орел - на зайца, человек работает, читает, учится, а Людка... пасется.
Чем непонятнее, тем лучше...
Эмоциональная окраска опасна.
3
"Уронит ли ветер в ладони сережку ольховую,
Начнет ли кукушка сквозь скрип поездов куковать,
Задумаюсь вновь, и, как нанятый, жизнь истолковываю,
И вновь прихожу к невозможности истолковать.
Сережка ольховая, легкая, будто пуховая,
Но сдунешь ее, и всё окажется в мире не так,
И, видимо, жизнь - не такая уж вещь пустяковая,
Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк.
Сережка ольховая выше любого пророчества,
Тот станет другим, кто тихонько ее разломил.
Пусть нам не дано изменить всё, немедля, как хочется,
Когда изменяемся мы, изменяется мир.
Сережка ольховая, легкая, будто пуховая,
Но сдунешь ее, и всё окажется в мире не так,
И, видимо, жизнь - не такая уж вещь пустяковая,
Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк.
Яснеет душа переменами неозлобимая,
Друзей непонявших и даже предавших прости.
Прости и пойми, если даже разлюбит любимая,
Сережкой ольховой с ладони ее отпусти.
Сережка ольховая, легкая, будто пуховая,
Но сдунешь ее, и всё окажется в мире не так.
И, видимо, жизнь не такая уж вещь пустяковая,
Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк.
4
Вы сами-то как насчет разной там философии?
Не увлекаетесь? А я люблю!
Возьмешь, так, книженцию, заляжешь на диванчик, глядишь... видишь, там Гегель сплоховал, там - Спенсер, а то сам Фейербах!
"Волитарианство", "субстанция"...
А там, глянь... - на второй странице и заснул!
5
Любознательная общественность хочет видеть тебя в натуральную величину.
6
"Над Россией слышатся шаги,
Туфельки стучат и сапоги.
Детские сандали, кеды и так далее
У высотных зданий и тайги.
А куда наш следующий шаг?
Страшно, если мы шагнем не так.
Пусть нам всем шагается Так, как полагается, -
Только сердцу собственному в такт.
Пошире шаг, пошире шаг, Россия!
За нами блеск грядущих юных глаз,
И пусть мы не такие уж плохие,
Идут за нами те, кто лучше нас.
Над Россией слышатся шаги В плеске ливней, в посвисте пурги.
Если шаг размашистый,
Даже не расспрашивай - Есть ли у шагов таких враги.
Но врагам придется не легко,
Ибо мы шагаем широко!
В рощах и урочищах, От шагов грохочущих
Эхо раздается далеко!
Пошире шаг, пошире шаг, Россия!
За нами блеск грядущих юных глаз,
И пусть мы не такие уж плохие,
Идут за нами те, кто лучше нас.
Над Россией слышатся шаги, Ты в пути ни шагом не солги!
Прямо - это здорово, Но сверни в ту сторону,
Где услышишь чье-то "помоги!".
Всё перешагни и не робей! Если горы встретятся - пробей!
Песню ты подтягивай,
Но не перешагивай Ни друзей, ни совести своей!
Пошире шаг, пошире шаг, Россия!
За нами блеск грядущих юных глаз.
И пусть мы не такие уж плохие,
Идут за нами те, кто лучше нас!
И пусть мы не такие уж плохие,
Идут за нами те, кто лучше нас!"
7
Я бы с интересом посмотрел в телескоп. Это ж любопытно - телескоп!
Ну я вас провожу.
Знаете, папа всегда бывает таким добрым и покладистым, когда сидит за телескопом, что я со всеми своими просьбами обращаюсь к нему только в этот момент. Серьезно!
8
Николай Васильевич,.. скажи, пожалуйста... ты кого больше любишь возить - Гасилова... или технорука Петухова?
Обоих люблю!
А... давайте отделим одного от другого!
Оставим в стороне милейшего Петухова и остановимся на Гасилове. Так за что же вы его любите?
За всё...
Когда я везу Гасилова, я из него... душу вытрясаю, как вот сейчас из вас вытрясал!
Прохоров: - Не пойму, за что?
А мне хочется понять! - Всё мне в нем противно!
Как он руки потирает, как он разговаривает... с людьми, бездельник!
Да вот эти вот тапочки вот я, вот, из-за него ношу и для него!
Почему же? - Как почему? Неужто непонятно?
Да Гасилов целыми днями рассиживается да раскатывается!
А чем мы хуже его?
Ну на ж тебе, сукин сын, тапочки!
Мы тоже умеем барствовать и нам тоже наплевать на весь белый свет!
9
"Я хочу довести до вашего сведения,
Пассажиры в грохочущем поезде лет,
Что на карте не значится станция следования,
До которой вы взяли плацкартный билет.
Я хочу довести до вашего сведения,
Пассажиры в грохочущем поезде лет,
Установлено с точностью в ходе обследования -
Этой станции - "Юность вторая" - нет.
10
Я хочу довести до вашего сведения,
Что напрасно вы первую юность свою
Проворонили, будто вы дурни последние,
И, к прискорбию, в вас я себя узнаю.
Я хочу довести до вашего сведения,
Пассажиры в грохочущем поезде лет,
Установлено с точностью в ходе обследования -
Этой станции - "Юность вторая" - нет.
Я хочу довести до вашего сведения
То, что далее - станции "Старость" и "Смерть",
Но, бессмертие сомнительное исповедуя,
Не хотите вы этого предусмотреть.
Я хочу довести до вашего сведения,
Пассажиры в грохочущем поезде лет,
Установлено с точностью в ходе обследования -
Этой станции - "Юность вторая" - нет!"
11
"У него одного в эскадроне был самовар.
В дни затишья мы пили с ним горячий чай...
Нас потрясали одинаковые страсти.
Мы оба смотрели на мир, как на луг в мае.
Как на луг, по которому ходят женщины и кони."
12
К сожалению, любовь в шалаше... кончается гораздо раньше, чем, ну, скажем, в особняке.
13
В Уголовном кодексе нет статьи, которая карала бы... за социальную пассивность, но... нельзя любить завтрашнего человека,.. не любя сегодняшнего!
14
Женщины любят... людей спокойных, положительных, основательных!
Вот и ревнив ты больно!
Людка приболела, а ты осаждаешь ее записками, обрываешь телефонный провод,.. ругаешься по телефону!
Нет, женщины ревности не любят!
15
Гасиловщина страшна.
Она, как осколочная бомба, бьет во всех окружающих!
Если лучше - она пробивается в щелочку любой... безответственности, безалаберности, и, конечно, пьянства!
А главная лазейка для нее... - мещанство. - Можно войти?
Она расстлевает людей...
16
Гасиловщино-та...
17
"Не надо бояться Густого тумана,
Не надо бояться Пустого кармана.
Не надо бояться Ни горных потоков,
Ни топей болотных, Ни грязных подонков!
Умейте всем страхам В лицо рассмеяться!
Лишь собственной трусости Надо бояться.
Не надо бояться Тяжелой задачи,
А надо бояться Дешевой удачи.
Не надо бояться Быть честным и битым,
А надо бояться Быть лживым и сытым!
Умейте всем страхам В лицо рассмеяться!
Лишь собственной трусости Надо бояться."