1
Ты на меня не кричи. Я на тебя товарищу Калинину напишу.
На, пиши.
Александр, это не по-мужски.
А я напишу, что ты мужа своего съела.
2
Поеду, ой поеду, буду там с попкой жить, на гавайской гитаре играть.
3
Все в мире состоит из мельчайших атомов, которые движутся, образуя различные сочетания.
Почему же ты так прекрасна и я так тебя люблю?
Дурачок. - Иван Михайлович, позвольте...
Сам написал? - Да, триста лет назад.
4
Вася, а почему ты на меня не смотришь?
А почему я должен смотреть на вас, гражданочка?
Я не гражданочка. Я твоя жена Маруся. И у нас двое детей.
5
Заводы, вставайте! Шеренги смыкайте!
На битву шагайте, шагайте, шагайте!
Проверьте прицел, заряжайте ружье.
На бой, пролетарий, за дело свое!
На бой, пролетарий, за дело свое!
Товарищи в тюрьмах, в застенках холодных.
Мы с вами, мы с вами, хоть нет вас колоннах.
6
В ней внезапно пробудился инстинкт хищника, по-видимому, не окончательно погашенный.
7
Ну, как говорится, до свиданьица!
И вам, Иван Михалыч, до свиданьица.
И ты будь здоров, Василий.
Оревуар, резервуар, самовар.
8
Они меня за селедкой послали. Чтоб на трешник я им селедки купил.
Хрен им, а не селедку.
9
Белые! Значит, будет мне теперь везти.
Просто год такой был.
А я на переподготовку уезжаю. - Переподготовка...
Подковка, перековка... Рокировка...
10
А город наш двигается все дальше, через Унчу.
Уже и в степи громоздит дом за домом.
Засыпает овраги. Сносит, возносит. Заливает асфальтом.
Соседка жалуется: в часы пик улицу трудно перейти. Народу и машин - тьма.
И все больше номеров трамваев.
Что ни год, то новый номер.
А были только первый и второй... Да.