1
Это ж тысяч семь, наверное, восемь? Сорок пар колгот сразу куплю.
2
А я милую узнаю по колготам. Она носит их и летом, и зимой.
3
— Стесняюсь спросить, кем работаете?
— Коррупционером.
4
Будкин жулик, а я виноват?
5
— Не понимаю, чё они в нём находят?
— Да всё то же: квартира, машина, хрен в пол аршина…
— Набор нехилый.
6
Дядя, я вас первый раз знаю, а уже Таточка?
7
— Ну и как он?
— Я бы вдула.
8
Географический кретинизм, Сашуля, не имеет гендерной подосновы.
9
— Ну и как?
— Лаконично, поэтично. Дракула бы прослезился, но не Будкин.
10
Давай, ищи съеденные щи.
11
Если она тебе череп пробьет, я на Страшном суде присягну, что ты сам упал.
12
По нем поминки, а он с четвертинкой.
13
Посмеяться над собой — значит лишить этой возможности других.
14
— У меня дома нет ни чая, ни кофе.
— Марсианка.
15
Я больше никогда не опоздаю. Честное папино.
16
— Какой у вас размер головы?
— Необъятный.
17
Голливуд — это, конечно, святое.
18
— Да, твоя Надюха дает.
— Кому дает, кому — нет.
19
Брехать не кувалдой махать.
20
Командир пропил мундир.
21
— Вы че, пьяные что ли?
— А тебя что, только по пьяни можно любить?
22
— Вы мерзавцы.
— Ой-ой-ой, аккуратно, мы же дети.
23
Ты че, думаешь, у меня между глаз пуговицы от ширинки?
24
Любовь — она всегда по-настоящему. По крайней мере, так кажется. А потом проходит, как ушиб: раз — и нету.
25
По крайней мере, мы оба теперь знаем, что я поломал ей жизнь.
26
Свободный тамбур в свободной стране.
27
— Виктор Сергеевич, вы что, мудак?
— Стремлюсь к этому, Митрофанова. То ли еще будет.
28
Поздравляю. Окаменевшее дерьмо мамонта, не к столу будь сказано.
29
— Вы смерти боитесь?
— Боюсь.
— Почему?
— Потому что привык жить…
30
— Жизнь вообще штука несправедливая.
— И что же делать?
— Постараться быть счастливой.
— А вы стараетесь?
— Из кожи вон лезу.
31
Страх, командор Бармин, заставляет человека рьяно учиться.