1
Никакого уважения к державности.
И разговоры у вас стали...` Про чай с пирогами да дни рожденья.
Мещанские какие-то.
А вот я в отличие от вас..
По-прежнему волю люблю.
Чтобы степь бескрайняя, ветер в гриву да битва кровавая!
2
Будешь за меня кобылу султанскую сватать.
Ты сдурел!
У меня вон, кредиторы понаехали.
3
Перестань князя по голове бить.
Она у него главный орган по значимости.
На ней ведь корона держится.
4
Я был там, господин. У них медведи играют на балалайках... а волки пляшут и едят бабушек.
5
Выйду отсюда, цветов каких-нибудь вкусных куплю ей.
Ну, или фруктов.
Эх, цивилизованные вы всё-таки люди.
У нас с этим строго.
Последняя воля приговорённого -закон.
Да? А у нас чуть что, так сразу на кол.
6
Мы милосердно повелеваем отрубить этому мерзавцу голову!
7
Мы подданные княжества Киевского...
и мы не позволим... - Молчи, дурак.
Бежим!
А как же "русские не сдаются"?
А кто сдаётся? Кто сдаётся-то?
8
Кто поделится хлебом с врагом, другом ему станет.
9
Не знаю, что придумал, но ход мыслей нравится.
10
Серая лошадка в чистом поле скачет.
Может, кто украдкой обо мне поплачет.
В белое пространство заманила вьюга...
Иль непостоянство жизненного круга...
Иль непостоянство жизненного круга.
А в тихом домике зажжётся свет,
И голос тоненький сорвётся вслед -
Куда ж ты, маленький, мир полон бед!
Ах, мама-маменька, я уж не маленький,
Ах, мама-маменька, мне много лет.
Ах, мама-маменька, я уж не маленький,
Ах, мама-маменька, мне много лет.
Что-то стало жутко, в стужу не согреться,
И под полушубком леденеет сердце.
Что-то стало шатко, разгулялось что ли,
Серая лошадка заблудилась в поле...
Серая лошадка заблудилась в поле.
Серая лошадка заблудилась в поле.
А в тихом домике зажжётся свет,
И голос тоненький сорвётся вслед -
Куда ж ты, маленький, мир полон бед!
Ах, мама-мамёнька, я уж не маленький,
Ах, мама-маменька, мне много лет.
Ах, мама-маменька, я уж не маленький,
Ах, мама-маменька, мне много лет.
Серая лошадка в чистом поле скачет.
Вечно мать украдкой по сыночку плачет.
Ну а он далече где-то затерялся,
На пути на Млечном след его остался.
А в тихом домике зажжётся свет,
И голос тоненький сорвётся вслед -
Куда ж ты, маленький, мир полон бед!
Ах, мама-маменька, я уж не маленький,
Ах, мама-маменька, мне много лет.