1
А это правда, что тебя в Токийском аэропорту задержали с киловатным кипятильником?
Там никто не знал, что это такое, и тебя в самолёт не пускали.
2
Работать допоздна не надо.
А тебе, видимо, не надо быть таким обидчивым, а то денег не заработаешь.
3
Ну-ка, вытяни руки.
Ты что, серьёзно, что ли? - Давай, давай.
Перед собой.
Расслабь пальцы.
Закрой глаза.
Опусти.
Вот видишь, пьешь, куришь.
И не товарищески относишься к женщинам.
Ну, это как все.
4
Решила на мне проверить свой гороскоп?
Я оказалась права.
А сама-то, понимаешь, что всё это смешно?
Нелепо.
Что именно?
Вся эта хиромантия, гороскопы, весь этот бред.
Ты ведь, не только мне об этом рассказываешь.
И выглядишь при этом – вульгарной дурой.
А ведь, это не так.
В это верят люди, у которых ничего не осталось впереди.
У которых ничего другого нет.
Серые и убогие.
А во что веришь ты?
Я верю в то, что 2х2=4, 2х4=8.
5
Я, Стас, хороший художник.
Дело в том, Саша, что ты, как выясняется, вообще не художник.
Не понял.
Художник пишет, как может, а если ты можешь так и эдак, то ты не художник.
6
Я хочу, Саша, чтобы ты понял.
Что когда со своей женой, ты сможешь только поздороваться.
Или когда твои друзья станут шарахаться от тебя.
Помочь тебе будет трудно.
Помоги себе сейчас – сам.
Вовремя ложиться, вовремя вставать.
Будем принимать пищу.
Заниматься бегом. - Угу.
Поверь, через полгода, ты сам себя не узнаешь.
И хренового настроения не будет.
В здоровом теле – здоровый дух.
7
Станислав Сергеевич, а как, всё-таки, жизнь с ощущением бессмысленности происходящего?
Это я должен спросить у вас. - У меня?
Да, у вас.
Искусство.
К сожалению, физика на этот счёт, ответа не дает.
8
Ты знаешь, наша планета, она действительно для веселья оборудована плохо.
И когда нас сочиняли, родители нас не спрашивали – хотим мы сюда, не хотим.
А здесь, по большей части – грустно.
Так вот, я вдруг понял, что единственное оправдание человеческой жизни – это помочь другому человеку.
Помочь, чтобы он не так мучился.
Вот. Всё.