Неоконченная повесть (1955)

Все цитаты, стр. 8

Так, так, так...
Рубашечку дайте. И простыню, и наволочку.
Извините, пожалуйста, доктор Муромцева не приходила?
Была и ушла на участок. - Простите.
Николай Николаевич, бросьте увертываться, мне нужен ясный ответ.
Будет наличие жидкого груза в танках являться успокоителем качки или нет?
Убедительны мои расчеты или нет? Да или нет, ненужное зачеркну.
Возможно. - Возможно.
Так почему же, черт подери, вы мне мешаете убрать боковые кили? Традиция?
Не традиция, уважаемый Юрий Сергеевич, не традиция.
А то, что замена, которую вы предлагаете, требует разработки не только практической, но и теоретической.
Можно для нашего танкера убрать боковые кили или нет? Отвечайте.
Не знаю. Не хочу молоть языком, понятно?
Хочу проверить, изучить, понятно? Не хочу быть прожектером. Понятно?
Дадите мне делать то, что я нахожу нужным для пользы дела?
Для пользы дела - да, во вред - нет.
Не дам согласия, понятно? Пока я сижу на этом месте...
Значит, гнать вас нужно с этого места!
Не нужен такой исследователь в бюро! - Юрий Сергеевич, хватит, что вы?
Здравствуйте, Анна Константиновна. - Здравствуйте.
Вот я бы хотел, чтобы профессор посмотрел Юрия Сергеевича и разрешил некоторые наши сомнения. - Пожалуйста.
А что это там у вас?
А это у больного происходит. Об этом я и говорил вам, Валентин Осипович.
Пойдемте, пойдемте.
Любопытно. Что там? - Это КБ у него.
Конструкторское бюро.
Вот видите. - Ну что я могу сделать?
Не слушается. - Не слушается?
Есть вещи, которые я не позволю никому, в том числе и вам. Понятно?
Очевидно, нам с вами не по пути. - Скатертью дорога.
Да, и уйду, но предварительно я изложу свое мнение.
Хоть по радио. - Николай Николаевич, нехорошо.
С ума посходили, что ли? - Молчать!!!
Это еще кто? - Я врач.
В данном случае считаю необходимым вмешаться.
Здесь больной, и посторонних прошу удалиться.
Правда, чего это мы, товарищи? Пошли. - Куда вы? Еще же не договорились.
Завтра, Юрий Сергеевич, не все же в один раз.
Ну, с меня хватит и одного раза. - Пошли, пошли.
Ну вот, только начали договариваться.
А теперь, голубчик, поговорим с вами мы.
Ну чего еще говорить? Поставьте меня на ноги, товарищ.
Поставьте. Ну, хоть на недельку. Так нужно мне встать.
На недельку, а потом, черт с ним, лягу опять!
Нет, нет, дальше так продолжаться не может.
Пусть делает, что хочет, как хочет, а я ухожу.
Товарищ Сладков. Николай Николаевич! - Все, все. Письмо министру я написал.
Нет, вы меня не убедите. - Понимаю, но талантливый человек.