Не все вопросы?
Да, не все. - А какие не ясны, например?
Ну, это связано с личностью Анны Егоровны.
Вот как.
Интересно!
Вы знаете, очень трудно разговаривать... поймите нас.
Но... речь идёт прежде всего об установлении истины.
И... вы должны правильно нас понять.
Есть вопросы на которые никто не может ответить кроме... вас, знавших её.
Ну-ка, ну-ка.
Как у неё было со зрением? - А-а-а...
Понял.
Вас интересует зрение. То есть не была ли она слепая?
Нет не была. - Но никто не говорит о полной слепоте.
А я то думаю, куда они клонят, эти наши гости?
А но, вон оно что! - Не была она слепой. Устраивает вас?
Ну, конечно, не устраивает! Слепая им нужна. Не понял, что ли?
Простите, мы пришли сюда не для того, чтобы спорить или выслушивать ваши упрёки.
Хотя впрочем, я готов выслушать всё, что заслужил с вашей стороны, пожалуйста, если нужно.
Ну, братцы, нервы у вас стальные.
С чего вы делаете такой вывод?
Ну, а как же! Убили человека и идёте узнавать какое у него было зрение.
И ещё может быть, надеятесь как-нибудь выкрутится с нашей помощью.
Так что ли?
Я не убивал.
И не собираюсь выкручиваться.
А зачем вы пришли? С какой собственно целью?
Не надо!
Пойдём. Пойдём, пойдём.
Иди туда.
А вообще что и говорить?
Зрение то у неё плохое было.
Она на улицу то не любила выходить.
Прям, как чувствовала. - Ха... чувствовала!
Что сидит на своих "Жигулях", вот этот раскошный молодой человек, который в один прекрасный день, видите ли не сумеет затормозить вовремя.
Мало ли шастает по улицам старушек, тем более с плохим зрением.
Сами, так и лезут к нему под колёса.
У вас есть машина? - Есть! У нас машина.
Хорошая! Большая!
"Чёрный ворон" называется. Не ездил никогда?
вы очень агрессивны. - Да?
Может быть...
Я твоего мужа посажу! Можешь не сомневаться.
Это за что же?
А за то!
Что разъездились больно.
Теперь ножками, ножками походишь. - Ты это зря, Виктор.
Видишь, человек волнуется.
Ну, за что ты его так-то уж?
А за то, что у меня "Жигули".
Нет, не за то.
А за то, что вы не умеете управлять машиной, за то, что вы лишили человека жизни, а теперь вот пришли и выкручиваетесь.
Да он выкрутится. Что ты!
Выкрутишься, не беспокойся.
Только сюда больше не ходи, здесь тебе ничего не обломится.
А то ещё влипнешь в историю за попытку оказать давление.
Видишь, сколько у нас тут свидетелей.
Вижу. - Ну, а видишь, так и катись отсюда.
Катись, катись!
До свидания.
До свидания.
Ну, что? - Поедемьте отсюда.
Это вы правы.