Майская ночь, или Утопленница (1952)

Все цитаты, стр. 8

Божий голова поставлен.
Не от царя? От царя, пан голова.
Я не забыл, проклятые сорванцы, вогнали в огород стадо свиней, переевших мою капусту и огурцы. Я не забыл!
Чертовы дети, отказались вы вымолотить мое жито в снопы. Я не забыл.
Я ничего не забыл.
Пропади они пропадом, мне нужно непременно узнать, какая это шельма была в вывороченом тулупе. Нужно-то нужно узнать, пан голова.
Да на этот раз не пан голова, а пан писарь поймал сорванца в вывороченом тулупе.
Это проворная, видно, птица.
Эдакого человека не худо, на всякий случай, и при виннице держать.
А еще лучше, повесить на верхушку дуба, как паникадило.
Карпо!
Он здесь.
Ану, держи.
Здесь.
Ау!
А! О!
А!
Стой!
Господа!
Это сатана!
Чур меня!
Огня!
Огня!
Не пожалею казенной хаты!
Зажигай ее, зажигай, чтобы и костей чертовых не осталось на земле. Что вы, братцы!
Слава Богу, волосы у вас чуть не в снегу, а до сих пор ума не нажили: от простого огня ведьма не загорится!
Только огонь из люльки может зажечь оборотня.
Постойте, я сейчас всё улажу!
Постойте, братцы!
Зачем напрасно греха набираться; может быть, это и не сатана.
Если оно, то есть то самое, которое сидит там, согласится положить на себя крестное знамение, то это верный знак, что не черт.
Хорошо.
Чур меня, сатана! Чур меня, чур меня, сатана!
Если не пошевелишься с места, мы отворим дверь.
Ох-ох. Ой.
Не пошевелюсь.
Не пошевелюсь.
Чур меня, чур меня,
Крестись.
Черт.
Точно.
Это свояченица!
Какая нечистая сила затащила тебя, кума, в эту конуру?
Схватили меня проклятые хлопцы в охапку на улице.
Сунули меня через окно в эту хату да и ставни заколотили.
Ай, я-я-й.
А!
Добро ты, одноглазый сатана!