Он скромный, рассудительный.
И главное, хорошо, что совсем не пустословит.
Я тоже его, на слово ему хотела сказать.
Оробела как-то, сердце так, биться так стало и вот...
Эй, Степан!
Ты у портного был? - Был.
Что ж, он шьет фрак? - Шьет.
И много уже нашил?
Да довольно, петли уж начал метать.
Что ты говоришь?
А не спрашивал он на что мол нужен барину фрак?
Не, не говорил!
Может быть, он говорил, не хочет ли барин жениться?
Не, не спрашивал!
Что ты говоришь.
А ты видел у него однако ж и другие фраки?
Ведь он для других тоже шьет.
Да фраков то у него много висит.
Ты сказал, какой на мне.
Чин, где служу? - Сказал!
Сказал? - Сказывал, сказывал!
Что он на это?
Говорит.
Говорит, буду стараться.
А-а-а.
Я того мнения, что черный фрак как-то солиднее.
Цветные больше идут этим секретарям, титулярным и прочим.
Молокососного что-то.
Надворный советник.
Это тот же полковник, разве что.
Мундир без эполет.
А ваксу купил?
Купил! - А где купил?
В той лавочке, про которую я тебе говорил?
В той самой. - Что на Вознесенском проспекте? - В той самой!
Что ж, пробовал чистить ею сапоги? - Пробовал!
Блестит? - Блестеть то оно хорошо блестит!
А когда он отпускал тебя, ваксу, не спрашивал, для чего мол барину нужно такая вакса?
Не спрашивал.
Может быть он говорил, что не хочет ли барин жениться?
Ничего не говорил.
Ну хорошо, ступай!
Ты почему здесь?
Я?
Да зачем же мне там оставаться?
Я там всё уже сказал что следует.
Стало быть, сердце ей ты уже открыл?
Да только вот пожалуй что сердце не открыл.
Вот тебе история.
Зачем же не открыл?
Да как же ты хочешь?
Не говоря прежде ни о чем, вдруг сказать с боку припеку:
Сударыня, дайте я на вас женюсь!
Ну да о чем же вы?
О каком вздоре толковали битых полчаса?
Мы обо всем говорили.
Обо всем. Я признаюсь, я очень доволен.
Она...
С большим удовольствием провел время.
Да послушай, посуди сам.
Когда же все это успеем?
Да через час, нужно будет ехать в церковь под венец.
Сейчас под венец? - А почему же нет?
Ведь ты ж сам дал слово, что сейчас готов жениться.
Да я и теперь не против, да только не сейчас же.
Месяц по крайней мере надо дать для роздыху.
Месяц? - Ну конечно!
Да ты что, с ума сошел что ли?
Да меньше месяца нельзя. - Да ведь я уже заказал ужин, бревно ты!
Ну послушай, Иван Кузьмич, ну не упрямься.
Душенька, женись теперь.
Помилуй брат, что ты говоришь? - Как же теперь?
Ну я, Иван Кузьмич, я прошу тебя, ну если не хочешь для себя, так для меня по крайней мере.
Да право нельзя. - Можно, душа, всё можно!
Ну пожалуйста, ну не капризничай!
Ну неловко, совсем неловко. - Да что неловко, ну кто тебе это сказал?
Ну, ты посуди сам.
Ты человек умный.
Я говорю это не с тем, чтобы тебе подольститься.
Не потому, что ты экспедитор.
А из любви.
Ну, ну.
Ну полн,о душа, ну решись.
Взгляни оком благоразумного человека.
Да если бы было можно, так я бы,
Иван Кузьмич! Лапушка, милочка!
Ну хочешь ли, я стану на колени перед тобой? -Нет!
Нет встань!
Ну видишь, ну сам, ну я прошу тебя, век не забуду твоей услуги.
Ну не упрямься, душенька. - Ну нельзя.
Брат! - Ну почему? - Право нельзя!
Свинья!