Егор. Иди сюда, тока тихо.
Ты выбирай, выбирай.
Женщину лучше сразу увидеть как она есть, а то потом женишься, а у нее сиськи не стоят, и мучаешься всю жизнь.
А вообще, женщины - это, конечноу них такие места есть.
За них все отдать можно.
Ты че это, Егор?
А Катьку Полетаеву что ли, выбрал?
Нет ее.
Да ладно, она в ДК нарисуется.
Вообще, зря ты это.
Она ж рудниковская, а у нас с рудниковскими война.
Ну и чего? -Да ниче.
Она с Боярином путается, а Боярин такой человек, что ему зарезать что тебе поссать.
Ладно, пошли.
Я в школе вообще на одни трояки учился, что по литературе, что по русскому.
Поступать вообще никуда не хотел.
Мать на работу устроила, а потом меня уволили.
Да? И чего уволили?
Как чего уволили?
Я на котельной работал.
Ну, а там котлы рвануло. Я че-то перепутал с показателями.
Потом в больничке три недели.
Там и подвернулась эта книжка.
Пугачев.
Прочитал и понял: я писатель.
А че ты смеешься?
То что я сейчас ничего не пишу, это не значит, что я ничего не делаю.
Я за жизнью наблюдаю.
А че за ней наблюдать-то? Вон она идет.
Кто она? Это он идет, это Умар.
Знаешь, между прочим, кто это такой?
Большой человек.
На рынке бананами торгует. Денег у него - во.
Ну и чего? -Да ничего.
Умар!
Умар!
Не откликается.
Боится.
Деньги у него точно есть.
Точно.
А знаешь, Егор, грохну я все-таки этого Умара.
Скопит побольше денег, и грохну.
Потом в Америку поеду книгу писать.
Она.
Принц, были ли вы здоровы в это время?
Че это там?
Да репетиция у них. Гамлета играют.
У меня от вас есть подношение. Я вам давно хотела их вернуть. Возьмите их.
Принц у них там, короче, главный, Гамлет.
По расстройству он там кучу народу порезал.
Нормальный крендель в общем, дал джазку.
Муть какая-то. -Да ну, нормально, классика.
Порядочные девушки не ценят, когда им дарят, а потом изменят.
Пожалуйста - Ах, так вы порядочная девушка?
И вы хороши собой?