Леночка. - Где лангусты?
Лангусты в Турции.
В Турции? вы меня обманули.
В таком случае - уходим в Турцию.
А пограничники, Леночка?
Стоп, стоп, стоп, останови прям. - вы боитесь? Хочу в Турцию.
В Турцию!
Ну что, Федор Иванович, пьем? - Атасуля.
Я эту телку где-то кнокал.
Не понимаю бригадира.
Чего он с тем козлом чикается?
Мочить его пора. - Хватит.
Тебе Плахова мало?
Где же я е видел?
Я ж не мутный.
Впервые вижу.
Нет. Где-то я ее видел. - В Москве? Нет, нет.
В порту.
Нет. Где-то видел.
Обознался.
Да нет.
А куда ты жену Полозкова с киндером заныкал? - Да на овощной базе, на развилке.
А что? - Ничего.
Где? - Эх, Паша, плачет по тебе вышак.
По мне? А по тебе?
Ты чего раскис-то, кореш?
Чего раскис-то? - А вот не нравится она мне.
Мне не нравится тоже. - Давай на разборку к бригадиру.
Вот это дело.
Точняк, я ее где-то видел.
Значит так, грузим. вы казначея, я телку.
Вспомнил, Шурик, вспомнил.
Она два месяца назад сняла рыжего в ресторане, а потом его взяли.
Эх, Паша.
Ты это не забудь, потом в мемуарах издашь.
Мясо.
Познакомьтесь, Леночка,
Жорик Пак.
Холуй и скот.
Но очень нужный человек. - Федор Иванович.
Как всегда, Жорик.
Слушаюсь.
Прошу вас.
А вы чем занимаетесь?
Разрешите?
За ваши труды.
Давайте лучше выпьем за ниточку, которая нас связала, и которую я уже никогда не отпущу.
А трудится тот, кто долбит клювом всю жизнь.
И роет лапами.
Извините, Федор Иванович.
Какие-то люди в администраторской.
Просили передать.
Мне очень жаль.
Очень.
Передай им.
Передай им, что я из них чучела сделаю.
И соломой набью.
Все передам. - Иди.
Извините.
Леночка, хотите знать мой девиз?
Хочу.
Никому не верь и ничего не бойся.
Я им сказал все. - Они не хотят, категорически.
Что это?
Игра такая.
Они не ставят нолики.
А я должен угадать цифру.
А мне можно?
Только осторожно.
Извините, Леночка.
В администраторской, говоришь?