А я уже не равнодушен.
То есть ко всем женщинам равнодушен.
Кроме одной.
Вера Николаевна... - Нет!
Я скажу прямо. Я люблю вас, Вера Николаевна.
Нет. Это невозможно.
Что с вами, Вера Николаевна?
А?
Вера Николаевна?
Ничего.
Я ничего.
Мне просто...
Мне просто очень не повезло с самого начала.
Я перестала ждать. И вот, однажды я сказала себе - нет, Вера, нет.
Твоё счастье где-то заблудилось.
И больше никогда не найдется.
И я перестала надеяться, ждать.
И как-то стало...
Спокойнее, легче.
Не хочу...
Не хочу всё начинать сначала, потому что это очень больно.
Я не хочу... Не хочу...
/Гром/
Гроза! - Первая. Весенняя.
Вера Николаевна, я люблю вас. Я буду любить вас всю жизнь.
Поверьте, это правда.
Поймите, я ведь... - Это не возможно.
Только залатали, а надо бы ремонт.
Так ведь думали в новое переедим. Да?
А в старом потоп. - Девчонки!
Давайте еще таз.
Что за шум? А, девчата? - Это безобразие.
А вы гляньте, полюбуйтесь. - Ха, старая посудина!
А я и любуюсь! А!
Ой, гроза! - Подумать только. Весной - гроза!
Бывает же такое?! Дары природы.
А зимой, говорят, в России снег бывает.
/Смех/ - Еще не то бывает!
У! У-у-у!
Стучит!
Стучит.
Второй час стучит.
А между прочим, он вовсе не старый.
И поступок его мужской.
Глупости. Его одного на все крыши не хватит.
Ему руководить надо, а не молотком стучать.
Вот именно. - Кажется, перестал?
Ну? Как? Не протекает? - Не протекает. Спасибо.
Ой, вы весь промокли. - Может вам чайку?
Горячего? - А то простынете.
Морская душа не простывает! Ха!
/Стук в дверь. Хриплым голосом:/ - Войдите!
Что такое? Зачем? - Спокойно.
В чем дело?
Вы думаете, мы позволим вам тихо помереть в вашей берлоге?
Нет уж. Малина - лучшее средство от простуды.
Молоко и сода на ночь от кашля.
И поставим банки. - Ой, банки, нет.
А как же! - Не надо банки!
Но, прежде всего, драим палубу. Варя, давай.
Зачем? А? Что? - Давай.
Девочки! - Что вы делаете?
Девчонки, девчата, что вы делаете?!