Варвары! Ну вы же погубите всю работу. Так же нельзя!
Ну нельзя же так относиться! -Что-то случилось.
Быстрей! В воду ее, в воду! Не бойтесь! Ну что такое?
Эх, работнички, уронили, что ль, своих экспериментальных?
Какой там. Они, гады, бетон прогрызли.
Мотор! Мотор! Куда же он? Да что это? Мотор!
Екатерина Михеевна!
Екатерина Михеевна! -Что случилось?
Вам вечером телеграмму принесли в лабораторию.
Срочную. -Что там?
"Встречай поездом в шесть утра. Целую. Мама".
Она же только что уехала. Странно.
Дайте. -Нате.
Странно.
Мы не должны ждать милостей от природы.
Взять их у нее - наша задача.
А ну, держи.
Рыбу-то чего не берем? -Не мелочись.
Красота.
Люблю водную стихию. -Помолчи, Айвазовский.
Давай на второй заход.
Э, аккуратнее. Ах!
Федорова! Бросай! Уходим!
А ну, стой!
Стой! Кому говорят?
Рыбохрана. Глуши мотор.
А-а!
Вань! Вань! Ну что же ты!
А что я? Патрулирую. На водоеме все спокойно.
Это же наверняка действует целая шайка.
В милицию надо сообщить. -Да. -Вызвать милицию.
Нам самим не справиться!
Не справиться, если работать, как вы тут работали.
Кустарно работаете, по старинке.
Лодка у меня течет, мотор глохнет, палатка дырявая.
Ваш брат поднимал об этом вопрос, но у Рыбохраны нет средств.
Это теория относительности.
Средства всегда найдутся, была бы цель.
Итак, как говорят в Париже, хочешь жить, умей вертеться.
Пропуск.
Господи...
Умоляю. -Пожалуйста.
Сам у себя? -Ах!
Что это значит? -Это вас надо спросить!
Вы кто такой, товарищ? -Я инспектор. А вы кто?
А я директор. -Бывший!
Товарищ, товарищ, это служебный телефон. -А у меня и разговор служебный.
Алло, междугородняя? Москву, срочно.
296-45-00, приемная министра. Благодарю вас.
Товарищ дорогой, ну зачем вам приемная министра?
Поговорит с вами Кондрат Архипович, узнаете, зачем. Понятно?
Выйдите и закройте дверь! -Выходите, товарищи.