Да, ваш отец предложил для вас псевдоним "Надежда".
Это имя моей матери.
Говорят, вы очень похожи на нее.
Возможно.
Добрый день, Эльза.
Я думаю, трех-четырех лет вам хватит, чтобы стать там своим человеком?
Обживитесь, подберите людей.
И это, как вы понимаете, главное для вас, как резидента.
Мы ночами тревожить не будем.
Понимаю, шеф.
Наших друзей интересует район Новотрубинска.
По некоторым данным, у русских спрятано там, производство атомного оружия.
Постарайтесь добыть пробы земли и воды из близлежащих мест.
А как пробы попадут к вам?
Вот, это второе задание.
Разыщите человека по фамилии Круг.
Возможно, Дембович знает о нем.
Да поможет вам Бог.
Благодарю вас, шеф.
Что это с вами, Ян Евгеньевич?
У меня радость, сестра нашлась, а вы...
Какая сестра? вы что, с ума сошли?
Слушайте меня внимательно, Дембович, если вы действительно не знаете, кто такой Леонид Круг, то, вам придется самому съездить.
Понятно.
Круг работает киномехаником в клубе, недалеко от города, на седьмом километре.
Поддерживаете контакт?
Виделись издалека, не разговаривали, но он меня узнал.
Его теперешняя фамилия Лазарев.
Так вот, поедете на седьмой километр...
Это необязательно.
Круг каждый день приезжает за картинами на базу кинопроката.
Да? Откуда вам это известно?
Я несколько лет работал инспектором в областном управлении культуры.
Круга видел на базе.
Просто, как всё великое.
Я вам дам пароль к нему.
Пусть сегодня же оформит отпуск, или бюллетень. Словом, завтра он должен лететь в Ленинград.
Завтра утром передадите ему билет, и скажете, что он должен будет делать в Ленинграде.
Всё ясно, Дембович?
Слушаюсь.
Алло! По телефону всё не расскажешь, Нинка.
Сестренка, родной мой человек!
Я через недельку нагряну к тебе, возьму отпуск и нагряну. Не возражаешь?
Ну и прекрасно.
Ага. Слушай, что-то еще хотел сказать тебе.
Да. На днях один мой товарищ будет в Ленинграде, и он к тебе зайдет. Не возражаешь?
Ах, ты моя хорошая!
Алло, алло! Девушка... Алло!
Девушка, в чем дело?
Я же просил не разъединять.
Линия перегружена.
Маша!
А у меня радость, Мария Николаевна.
Какая радость? -Сестренка нашлась.
Какая сестренка?
Нина, моя сестра.
Ой! Да не может быть.
Сейчас с ней по телефону говорил.
Поздравляю. -Спасибо.
А что же вы раньше молчали?
Вот, говорю. А когда увидимся?
Сегодня Лена приглашала не День Рождения. Пойдемте?
Прекрасно, если возьмете.
Так и быть, возьму.
Спасибо.
Товарищ, вы не из седьмого километра?
С седьмого. -Не подбросите?
А вон хозяин.
Слышь, вот тут земляк с седьмого в пассажиры набивается.
Ты, как, не против?
А у меня уже есть.
Я и здесь могу.
Если хотите погреться в кузове, пожалуйста.
Ну вот, и я, за компанию.
Давай.
Слушай, друг, нигрольчику не найдется?
Да был, вроде.
Хватит? -Ну, это что.
А колонка далеко?
На том конце города.
Если хотите, поезжайте за мной до седьмого километра.
Добро. Только не очень гони.
Я их вел от кинопроката до поселка седьмого километра.
Это что за деятель?
Лазарев Иван Александрович, киномеханик.
А зачем им киномеханик?
Узнаете, Андрей Михайлович?
Погоди-ка.
Это что? Не может быть.
Точно. Экспертиза подтвердила -
Лазарев, он же Леонид Круг.
Да уж, действительно, 20 лет спустя.
Значит, не зря появилась сестра.
Ага. Святое семейство.
Это ведь, этот... Виктор.
Виктор старший.
Лучший друг предателя.
Трогательная фотография.
Это ведь этот, Власов.
Тот самый? -Да. Полюбуйся.
Повезло тебе, Сергей Николаевич.
В чем же?
А меня вот, из-за этих "кругов", в 47-м понизили в звании.
Ну да.
В самом конце войны меня перевели в западную Украину, а замом ко мне поехал Вадим Гаврилович.
Там тогда действовали банды из бандеровцев, бывших полицаев, власовцев и прочей шушеры.
Боёвка?
Да. Так они себя называли.
В одной из банд руководили вот эти самые "круги".
В 42-м году они сбежали к немцам, терять им было нечего, свирепствовали. Ну, банду-то мы ликвидировали, а вот, главарей упустили.
Виктор ушел за кордон.
Да. Теперь он у них в разведцентре - фигура.
А Леонид исчез.
Вот так, Ян Евгеньевич.
Отберут права, поваром к вам наймусь. Возьмете?
Круг уехал.
Хорошо.
На курсы уехал. -Ну, понятно.
Постойте, на какие курсы?
Повышения квалификации.
Когда? -Вчера вечером.
Струсить он не мог.
Не наследили, Дембович?