1
Известно, что все великие поэты, полководцы и путешественники вели дневники.
Этой невинной слабости, простительной для знаменитый людей, не избежал и юный гимназист Володя Патрикеев.
2
Воодушевленный переменами, профессор стал держаться радикальных взглядов.
Требовал войны до победного конца, и вся семья с неподдельным энтузиазмом проводила на фронт Володиного дядю, известного хирурга Патрикеева.
С фронта он не вернулся.
Это событие отразилось на взглядах профессора.
И с позиций радикальных он перешел на умеренно либеральные.
3
Книги охотно обменивались на хлеб и картошку.
Особенно успешно шли детективы.
4
Раньше в преступном прошлом, как теперь говорят товарищи, я мог бы что-то сделать.
Тогда был закон и были люди, которые его уважали.
5
У тебя хорошие связи в преступном мире.
6
Вот, Патрикеев. Обрати внимание на этот уезд.
Франция, Бельгия и Голландия взятые вместе по проценту самогоноварения.
7
Нет, тебя на Червеня пускать рановато.
Это все равно, что на медведя идти с насосом.
8
"Хорошо стреляет тот, кто стреляет последним".
9
А я думаю, чего это такая сладкая музыка? С сахарином!
10
Просю выдать во временное пользование...
11
Просю выдать во временное пользование самогон...
12
Теперь о самогоне.
Самогон - это опиум для народа.
13
Я понимаю, переходный период, военный коммунизм, но здешний самогон по своим дезинфицирующим свойствам не уступает замечательному чистому спирту.
Я смею вас уверить, это настоящий антисептик.
Анти- что? - Септик.
14
Детка, я вынужден извиниться, но вам придется тикать.
15
Вы были голкипером в команде черноморцев.
А я играл за гимназию, центрфорвардом.
И мне ваша карточка знакома, только не могу вспомнить, из какого альбома.
16
Помните, я вам рассказывал про "Евгения Онегина"?
Такая домина и в ней спивают?
Чего только люди не придумают!
17
Человек с золотыми руки, всегда найдет ваш кусок масла на свой бутерброд.
18
Откуда этот фургон?
Как что, так сразу Грищенко!
Хозяин дал во временное пользование.
19
Ну и черт с ним! - С кем?
Да с Шерлоком Холмсом.
Обойдемся без него.
Лишний штык нам бы не помешал.
20
В юности мы охотно осуждаем чужие ошибки и решительно прощаем собственные.
21
Мы были в том июле
Так искренне чисты,
Как далеки метели,
Как явственны мечты,
И было время вдоволь
Для друга и врага,
И были чувства остры,
Как лезвие клинка.